Пропаганда

Пенсия или смерть

Решение об увеличение пенсионного возраста в России принимается на фоне повсеместной дискриминации пожилых людей. Нанимать их никто не хочет, а до заслуженного отдыха они могут и не дожить.

В ближайшие дни правительство планирует утвердить концепцию пенсионной реформы. Ее основные параметры предполагают постепенное увеличение возраста выхода на пенсию до 65 лет для мужчин, и до 63 лет — для женщин. Идея повышения пенсионного возраста поддержана на всех уровнях власти. Против выступает лишь Конфедерация труда России, объединение независимых профсоюзов. Исполком конфедерации утверждает, что в итоге реформы значительная часть россиян просто не доживет до пенсии. Согласно данным Росстата, в 62 субъектах РФ средняя ожидаемая продолжительность жизни мужчин меньше 65 лет, а в трех — меньше 60.

Впрочем, силы неравны, и повышение пенсионного возраста — вопрос решенный. Единственное, на что можно надеяться — некоторое «смягчение» сценария, то есть снижение возрастных границ выхода на пенсию до 65/60 или 63/60. По словам премьер-министра Дмитрия Медведева, нынешние границы были установлены в 1930-е годы, и с тех пор изменились условия, возможности и желание людей трудиться. Авторы реформы высказываются конкретней: для погашения дефицита Пенсионного фонда требуются постоянные дотации из бюджета, и более позднее назначение пенсий скажется благотворно на экономике страны. Но вот найдется ли в этой экономике место для самих несостоявшихся пенсионеров, похоже, никого не интересует.

По данным HeadHunter, люди старшего возраста — самая уязвимая группа на рынке труда.

Наличие возрастной дискриминации признают 81% работодателей.

Это касается как массовых профессий, так и высокотехнологичных отраслей. Причем, речь идет даже не о предпенсионном возрасте. В основном работодатели ориентированы на работников 23-40 лет, и «возраст отсечения», после которого их интерес резко падает, составляет 45 лет.

Хождение по мукам

Жительница небольшого областного центра Елена Алексеева хорошо прочувствовала это на своем опыте. Известие о закрытии колледжа, в котором она последние 10 лет преподавала спецпредметы, 48-летняя женщина восприняла спокойно. Зарплата низкая, до дома далеко, действительно пора менять работу. Искать новое место она начала сразу. Другие учебные заведения ей не подходили из-за отсутствия педагогического образования, вакансий по специальности по диплому железнодорожного инженера тоже не было. Елена стала обзванивать те организации, предложения которых казались относительно приемлемыми. Вскоре поняла, что честно отвечать на вопрос о возрасте не стоит, и стала «скидывать» себе 7-10 лет. Правда, обман сразу раскрывался. Несколько раз съездила на собеседование в разные колл-центры, откуда ей так и не перезвонили.

После официального увольнения Елена встала на учет в службе трудоустройства. За несколько месяцев ей предложили только должность уборщицы в цех по производству стеклопакетов. Тогда она решила обратиться к губернатору. Попасть на прием не удалось, но письменно заявление у нее приняли. В следующий визит в службу занятости Елена услышала все, что о ней думали сотрудники этого учреждения, но главное, она получила листочек с вакансиями — список из 7 позиций. Одна из них — менеджер в колекторском агентстве. «Такого унижения я не испытывала никогда, — рассказала Елена. — Начальник этого агентства, видимо, никак не ожидал, что ему пришлют “старуху”, и не смог взять себя в руки. Он даже не стал со мной разговаривать, да этого и не требовалось: все, что он мог сказать, было написано у него на лице».

Не удалось устроиться и лаборанткой на пивзавод.

«У вас такой болезненный вид, у вас, наверное, давление, — сочувственно сказали ей на собеседовании. — А у нас тут надо бегать туда-сюда с пробирками, наверное, вам в вашем возрасте это не подойдет».

Следующий визит был в метрологическую службу при МВД, в которой требовался инженер. Ожидавший увидеть выпускницу вуза текущего года начальник, как и предыдущие, не скрывал разочарования.

Сейчас Елена живет тем, что сдает одну из комнат своей «двушки» и подрабатывает, забирая из школы соседских детей. И таких, как она, в нашей стране огромное количество. Точной статистики на этот счет нет, но по оценкам разных экспертов, большие сложности с поиском новой работы испытывают до 60% людей старше 50 лет, рассказал управляющий партнер российского офиса международной executive search компании Odgers Berndtson Роман Тышковский.

Предпосылки для социального взрыва

Повышение пенсионного возраста — очень важный шаг для экономики, и при этом, с точки зрения рынка труда не просчитан вообще, считает основатель рекрутингового агентства Pruffi и сервиса трудоустройства «Антирабство» Алена Владимирская. По ее словам, работодатели — будь то госпредприятие, большой, средний или малый бизнес — не ждут и не хотят видеть в своих организациях людей старше 50 лет. Принято считать, что такому человеку будет сложно адаптироваться и работать в молодом коллективе, а его знания и навыки устарели. Еще одна сторона проблемы — новые требования к старым специальностям. Например, умение работать с серьезными компьютерными программами. «Многие работодатели хотят видеть специалиста высокой современной квалификации, чего требовать от людей старшего возраста довольно сложно. Чаще всего у них таких навыков нет», — отмечает Владимирская.

Проигрывают соискатели старшего возраста и в борьбе за административные вакансии. «Зачастую дискриминация работодателей касается той группы персонала, которая относится к более “публичной” категории в компании, — рассказала старший консультант Kelly Services CIS Светлана Быстрова. — Прежде всего, это вся команда секретарей, ассистентов, персональных ассистентов (это “лицо” руководителей, представляющее их, как правило, локально и глобально в компании и вне)». По словам Быстровой, агентство старается обращать внимание работодателей на соискателей разных возрастов, но в конечном итоге, конечно, учитывает их предпочтения.

Как рассказала на условиях анонимности сотрудница Центра занятости населения Москвы, официально любая дискриминация в нашей стране запрещена, поэтому открыто требование по возрасту ни для одной вакансии не выставляются. Однако работодатели высказывают свои пожелания устно, и соискателям старшего возраста такие вакансии просто не показывают, чтобы «не травмировать понапрасну» самих людей и не раздражать работодателей.

«Если не будет продумана серьезная госпрограмма по снижению рисков, связанных с повышением пенсионного возраста, мы можем столкнуться с тем, что большое количество людей останется без дохода, — предупреждает Владимирская. — Если раньше они могли претендовать хоть на маленькую, но пенсию, то теперь останутся и без этого. А на работу их брать не будут. И это предпосылки для большого социального взрыва».

Курс на омоложение

Пока же рабочие места только сокращают. И причин для этого много — от стремления работодателей повысить свою прибыль за счет интенсификации труда до необходимости выполнения «майских» указов президента по повышению зарплат бюджетникам. «Хорошо известно, как выполняются эти указы в бюджетных учреждениях, где работает очень много людей предпенсионного и пенсионного возраста, — напомнила профессор РАНХиГС Людмила Ржаницына. — Их переводят на 0,5-0,25 ставки, увольняют».

Читайте еще про состояние наших кошельков при новом Путине
«А за электричество я плачу самогонкой»
Принять нельзя уволить
Проголосовали кошельком
Самозанятые выходят с поднятыми руками
Тяжелее, чем работать

С другой стороны сокращение рабочих мест связано с автоматизацией производства. По словам члена попечительского совета проекта «50 ПЛЮС», доктора экономических наук Ирины Рукиной, уже сегодня львиную долю работ взяли на себя роботы. Впереди нас ждет обвальное сокращение специальностей — по прогнозу Агентства стратегических инициатив, уже к 2030 году исчезнет почти 60 специальностей. Среди которых, например, такая некогда популярная профессия, как бухгалтер. И первыми под сокращение пойдут те, кому за пятьдесят.

Принятые пять лет назад поправки в закон «О занятости населения в РФ», запрещающие устанавливать возрастные ограничения при трудоустройстве, эту проблему не решили, а просто увели ее в тень. И дело тут не только в самом бизнесе, считает Рукина.

«Курс на омоложение сегодня взят на самом верху.

Причем, настолько явно, что бизнесмены, которые еще как-то пытались решать проблему работников старшего возраста, потеряли к ней интерес. А ведь тут могла быть явная выгода для бизнеса: люди могут работать неполный день, их можно использовать на разных проектных работах. Мы просчитывали это на конкретных примерах».

По мнению Рукиной, задумывая пенсионную реформу, правительству следовало начать с разработки механизмов трудоустройства людей старшего возраста и создания серьезной налоговой мотивации для бизнеса. Но на уровне Минтруда этой проблематикой «просто не хотят заниматься».

Когда психика недостаточно устойчива

Зато этим приходится заниматься на уровне Минздрава. В шкале стресса Холмса и Рэя потеря работы занимает 6 место из более чем 40 причин жизненных потрясений. «Оставшемуся без работы человеку приходится заново искать свое место в жизни. И если его психика недостаточно устойчива, он может впасть в депрессию. Более того, при смене уклада жизни нарастает опасность суицида», — считает председатель ассоциации врачей общей практики Московской области, доцент МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского Сергей Чудаков.

По словам руководителя отдела ФМИЦ психиатрии и наркологии им. Сербского профессора Бориса Положего, очень большое число суицидов происходило в 90-е годы, когда счеты с жизнью сводили выброшенные за борт мужчины трудоспособного возраста. «Для мужчин стрессы становятся спусковыми механизмами суицидального поведения, и различные профессиональные неурядицы, увольнения, сокращения могут стать той самой последней каплей, — рассказал Положий. — И, конечно, с возрастом барьер психологической устойчивости снижается».

В развитых странах есть такое понятие, как gatekeeper (дословно — страж у ворот) — человек, прошедший специальное обучение с целью научиться различать проявления суицидального поведения, рассказал эксперт. Их задача — выявить риск суицида и сообщить об этом туда, где занимаются профилактикой. Среди таких людей — полицейские, врачи Скорой помощи, работники социальных служб, а также служб занятости. Работают в зарубежных службах занятости и профессиональные психологи.

Что делать

«Идеологи повышения пенсионного возраста обычно ссылаются на зарубежный опыт, — отмечает Ржаницына. — Но при этом обычно умалчивают разницу в продолжительности здоровой жизни, которая у нас остается на уровне 1950-х годов. И, главное, возможности досрочно получить неполную пенсию. На Западе человек, который чувствует, что не может больше работать, уходит на такую пенсию. Кстати, вполне приличную. У нас же Минфин и наука, которая его обслуживает, замахиваются на такие грандиозные вещи, не предлагая никаких страховочных механизмов. Я не против повышения пенсионного возраста, но для этого должны быть созданы условия. Как минимум страхование безработицы для людей старших возрастов».

По словам эксперта, страхование от безработицы — вообще один из первых видов страхований, возникших в цивилизованном обществе, и его надо было максимально развивать. «Это не налог, а именно страховой платеж, который (если, конечно, все по закону) нельзя направить ни на что другое, кроме его единственной цели, — считает Ржаницына. —

Но у нас предпочитают выдавать “блага”, в том числе и пособия по безработице, за счет бюджета, а граждан ставить в положение просителя с протянутой рукой».

У повышения пенсионного возраста нет альтернативы, по другому пенсионную проблему не решить, считает Тышковский. Но это повышение не должно происходить само по себе. Причем, необходимо не только изменить законодательство, но и наладить контроль за правоприменительной практикой — сегодня за этим никто не следит. «Мы не первая страна, которая столкнулась с проблемой дискриминации по возрасту, — говорит эксперт. — Но ее можно решить, по крайней мере, частично, если формализовать процесс найма, оценки профессиональных качеств соискателей, использовать слепые резюме. Прошедшие через это западные страны вводили огромные штрафы, привязанные к обороту компании, за отказ нанимать работников по любому из принципов, связанных с полом, расой, возрастом. Жесткий контроль и даже в какой-то мере показательные санкции дали свои результаты».

Читать дальше

Не только Telegram

Повторяемая претензия властей к Telegram: им пользуются террористы, но спецслужбы не могут его читать. Coda проанализировала приговоры в отношении драгдилеров и составила список мессенджеров, которые тоже не по зубам органам.

Еще в журнале

Война с разумом

Наказание нищетой В тот момент, когда против человека возбуждают дело по экстремистской статье, он попадает в список Росфинмониторинга и много лет после этого не может пользоваться банковскими продуктами.
Мое личное 11 сентября: как Голландия справляется с трагедией сбитого «Боинга» Почти 200 граждан Нидерландов погибли при крушении «Боинга», следовавшего рейсом MH17 и сбитого над восточной Украиной. Четыре года спустя родственники погибших пытаются совладать как с потоками дезинформации, так и с собственными эмоциями.
Тепловизор и коса: настоящая битва за урожай на Юге России Почему уборка зерна в Ростовской области и в Краснодарском крае превращается в маленькую войну.
Как здравоохранение стало орудием войны в Украине Поддерживаемые Россией сепаратисты используют медицинские услуги, чтобы заручиться поддержкой местного населения. Украинские власти этого не делают, оставляя восточную часть страны без высокотехнологичной медицинской помощи.
Трагедия как день сурка Журналист Нигина Бероева, работавшая на всех крупных катастрофах последнего десятилетия, точно знает, чем кончатся проверки торговых центров и кинотеатров.