Пропаганда За словом в карман

Глава 3
Пропагандировать можно и хорошие вещи, но это нужно уметь. У нас почему-то пропагандируются в основном плохие или бесполезные. Или пропагандируются хорошие, но плохо. В этой теме мы разбираемся, почему так происходит.
Не только Telegram Повторяемая претензия властей к Telegram: им пользуются террористы, но спецслужбы не могут его читать. Coda проанализировала приговоры в отношении драгдилеров и составила список мессенджеров, которые тоже не по зубам органам.
Пенсия или смерть Решение об увеличение пенсионного возраста в России принимается на фоне повсеместной дискриминации пожилых людей. Нанимать их никто не хочет, а до заслуженного отдыха они могут и не дожить.
Власть опеки Страхи, мифы и реальность: что могут сделать с вашими детьми чиновники и как с этим бороться
Мусорные тучи Почему жители Подмосковья отчаянно протестуют против строительства мусоросжигательных заводов
Самозанятые выходят с поднятыми руками Попытки вывести огромный сектор экономики из тени пока ни к чему не привели, но репетиторы, уборщицы и няни уже готовы легализоваться — если не перегружать их бумажной волокитой.

Лженаука Спасение в шарлатанстве и вымышленной истории

Глава 2
Вера вместо знания, алхимия вместо двойных слепых тестов и пропаганда вместо источниковедения: все это распространяется, когда люди боятся напрячь мозг. Мы же, наоборот, боимся его расслабить.
Дело врачей-2: кого судят за медицинские ошибки Следственный комитет продолжает охоту за врачами-преступниками, не видя разницы между неудачным стечением обстоятельств, честной ошибкой и полноценной преступной халатностью.
Бананы в тайге или сибирская язва Глобальное потепление существует, и оно не делает наш холодный климат лучше. Вместо расширения распашки и сибирских субтропиков нас ждут забытые болезни, ураганы и коллапс инфраструктуры.
Как сдать ЕГЭ и не сойти с ума Дети в аду, родители в мыле: подготовка к единому госэкзамену вышла на финишную прямую. Coda выяснила, как и зачем среднее образование реформировали таким образом, что в старших классах дети не учатся, а только готовятся к ЕГЭ.
Чуда не будет Cтрах перед наукой, ощущение собственной униженности и желание реванша, отвращение ко всякой серьезной умственной работе и жадность приводят к печальным последствиям.
Промысел и бунт Вместо бизнеса — промысел, вместо статистики — наблюдения: Социолог Симон Кордонский о параллельной России

Цензура Знать не положено

Глава 1
Есть тысячи причин и тысячи способов скрыть правду. Этим занимается правительство, бизнес, школа — и мы сами. Последнее унизительнее всего.
Азбука параноика: кто за нами следит и зачем им это Уже месяц Facebook пытается отбиться от обвинений в утечке личных данных пользователей. Coda собрала примеры коммерческой слежки за нами, по сравнению с которыми скандал с Facebook — новость уровня газеты «Сельская новь».
Цензура в кино — как все устроено Деньги, управляемый народный гнев и историки в штатском: притом, что официально цензура в России запрещена, на самом деле она прекрасно работает. Разбираем на примере отечественного кино.
Как мы сами себе делаем цензуру «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается». Статья 29, пункт 5 Конституции Российской Федерации.
«Газета должна стать гражданской тусовкой» Издатель из Жуковского Наталья Знаменская рассказала Coda, как местное издание перестает быть бизнесом и становится коллективным агитатором и организатором
В тюрьму за лайк: везучий 1% Coda начинает показывать документальный сериал о людях, которых преследуют и сажают в тюрьму за лайки и репосты.

Постпамять Управление историей

Глава 4
Как рассказ нам о нас же становятся инструментом власти
Пули оттепели Рассказы жертв и одного палача Новочеркасского расстрела
Немчик родился Страх, унижения и ложь: Coda нашла «немчиков» — детей немецких солдат, которым всю жизнь приходилось скрывать свое происхождение, и поговорила с ними, хоть они и предельно неохотно рассказывают о себе и своих родителях.
Три неудобных сапога История мемориала «Дулаг-100» показывает, что судьбы советских военнопленных до сих пор не вписываются в официальный нарратив.
Почему дедушка ничего не рассказывал Чтобы вылечить общественную память, нужно сначала вернуть память семей. Чем занимался прадед? Куда пропал прабабушкин брат? Пока мы не начнем говорить об этом вслух, общество не выздоровеет.
Как тайный концлагерь стал секретным училищем Во время немецкой оккупации в Ростове был свой концлагерь. Сейчас на его месте военное училище. Местные жители пытаются поставить там памятник, а власти и военные отказываются. Coda попыталась поклониться братским могилам — но безуспешно.