Война с разумом

Журнал 1
В этом журнале мы пишем про все, что нам мешает смотреть на вещи реально: государственная цензура и пропаганда, искажение истории, наши собственные заблуждения.
Самое важное
Придворные художники современной России Какое искусство покупают местные власти сейчас в России, разбиралась корреспондент Coda — журналистка газеты «Вечерний Краснотурьинск».
Отравление в Таганроге: версии защиты На таганрогском авиастроительном заводе, где в конце 2017 года произошло массовое отравление таллием, были найдены мышьяк и источники радиации. Корреспондентка Coda во второй раз  отправилась в Таганрог, чтобы встретиться с главным подозреваемым. 
Город «немух» «Немухи», немые — так называли в городе Белая Калитва людей, которые с рождения не умели говорить. При изучении истории  забытого концлагеря в городе Белая Калитва корреспонденту Сoda пришлось столкнуться с целым городом немых. Молчали памятники. Молчали люди. Скрывались рукописи и имена.

Пропаганда За словом в карман

Глава 3
Пропагандировать можно и хорошие вещи, но это нужно уметь. У нас почему-то пропагандируются в основном плохие или бесполезные. Или пропагандируются хорошие, но плохо. В этой теме мы разбираемся, почему так происходит.
Придворные художники современной России Какое искусство покупают местные власти сейчас в России, разбиралась корреспондент Coda — журналистка газеты «Вечерний Краснотурьинск».
Отравление в Таганроге: версии защиты На таганрогском авиастроительном заводе, где в конце 2017 года произошло массовое отравление таллием, были найдены мышьяк и источники радиации. Корреспондентка Coda во второй раз  отправилась в Таганрог, чтобы встретиться с главным подозреваемым. 
Принять нельзя уволить Корреспондент Коды обратился к специалистам по трудовому праву и жертвам дискриминации на рынке труда с одним вопросом: к каким последствиям могут привести предлагаемые Путиным и правительством антидискриминационные меры, и помогут ли они работникам-«предпенсионерам» не стать жертвами массовых сокращений на фоне ожиданий повышения пенсионного возраста.
Фабрика высших смыслов В селе Александровское в Костромской области есть место, где люди локально строят коммунизм. Это территория бывшей бумажной фабрики, которую выкупил Сергей Кургинян, лидер политического движения «Суть времени». По замыслу Сергея Ервандовича, в этой коммуне должна сформироваться новая российская элита, люди будущего, которые будут управлять страной. Корреспондент Coda отправился в Александровское, чтобы узнать, как можно попасть в коммуну, и почему бывшие коммунары вспоминают это место как страшный сон.
Тяжелее, чем работать В июле российская Госдума приняла в первом чтении законопроект о пенсионной реформе. Власти планируют увеличить пенсионный возраст для мужчин до 65 лет, а для женщин — до 63. Военные и силовики по-прежнему смогут выходить на пенсию после 20 лет службы. Возможно, реформа не коснется и других профессий, которые дают право на «досрочную» пенсию. Coda пообщалась с «молодыми» пенсионерами — теми, кто ушел в отставку в 40 лет и раньше.

Лженаука Спасение в шарлатанстве и вымышленной истории

Глава 2
Вера вместо знания, алхимия вместо двойных слепых тестов и пропаганда вместо источниковедения: все это распространяется, когда люди боятся напрячь мозг. Мы же, наоборот, боимся его расслабить.
«Спутник», «Игорек» и другие провалы В конце августа стало известно, что «Ростелеком» обанкротил за долги дочернюю компанию, которая занималась развитием национального поисковика «Спутник». Coda собрала примеры дорогих и провальных IT-проектов с госфинансированием.
Запрещенные лекарства Coda рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются многие российские пациенты и их родные, вынужденные самостоятельно добывать жизненно необходимые, но не доступные в нашей стране препараты.
Страх, стигма, недоверие Как становятся ВИЧ-отрицателями
Дело врачей-2: кого судят за медицинские ошибки Следственный комитет продолжает охоту за врачами-преступниками, не видя разницы между неудачным стечением обстоятельств, честной ошибкой и полноценной преступной халатностью.
Бананы в тайге или сибирская язва Глобальное потепление существует, и оно не делает наш холодный климат лучше. Вместо расширения распашки и сибирских субтропиков нас ждут забытые болезни, ураганы и коллапс инфраструктуры.

Цензура Знать не положено

Глава 1
Есть тысячи причин и тысячи способов скрыть правду. Этим занимается правительство, бизнес, школа — и мы сами. Последнее унизительнее всего.
Перед свастикой все равны Можно быть антифашистом - и все равно угодить под арест или заплатить штраф за демонстрацию нацистской символики. Ежегодно в России наказывают тысячи людей за картинки со свастикой, даже если это кадры из классических фильмов или советские плакаты. 
Россия бассаапа Бычок Майагатта, джинн Грудинин и бабушкин чат: как Whatsapp меняет жизнь якутов.
Свидетельские показания О Боге теперь не поговоришь: как живут «Свидетели Иеговы» после того, как их организацию признали экстремистской, имущество конфисковали, а проповедовать запретили.
Азбука параноика: кто за нами следит и зачем им это Уже месяц Facebook пытается отбиться от обвинений в утечке личных данных пользователей. Coda собрала примеры коммерческой слежки за нами, по сравнению с которыми скандал с Facebook — новость уровня газеты «Сельская новь».
Цензура в кино — как все устроено Деньги, управляемый народный гнев и историки в штатском: притом, что официально цензура в России запрещена, на самом деле она прекрасно работает. Разбираем на примере отечественного кино.

Постпамять Управление историей

Глава 4
Как рассказ нам о нас же становится инструментом власти
Город «немух» «Немухи», немые — так называли в городе Белая Калитва людей, которые с рождения не умели говорить. При изучении истории  забытого концлагеря в городе Белая Калитва корреспонденту Сoda пришлось столкнуться с целым городом немых. Молчали памятники. Молчали люди. Скрывались рукописи и имена.
«Он все время тыкал в меня стволом» Захват заложников в ростовской школе, произошедший за 11 лет до Беслана
Как анархисты промахнулись, потому что не стали стрелять Группа анархо-синдикалистов хотела убить Никиту Хрущева за его волюнтаристскую международную политику. Но их, разумеется, поймали и посадили. К тому же у них и винтовки-то не было.
Змиевская могила Как происходил Холокост в Ростове-на-Дону и как сегодня выглядит место уничтожения 27 тысяч человек
Исчезнувшие коммунары Когда говорят о советских диссидентах, вспоминают обычно правозащитников, либералов и правых. О леваках — коммунистах и анархистах — почти не говорят. Coda исправляет это упущение и вспоминает историю юных коммунаров из Питера, которых посадили за коммунистическую пропаганду в 1979 году.