Война с разумом

Журнал 1
В этом журнале мы пишем про все, что нам мешает смотреть на вещи реально: государственная цензура и пропаганда, искажение истории, наши собственные заблуждения.
Самое важное
Интернет под куполом Цифровые власти России мечтают закрыть интернет на китайский манер и построить тут суверенную сеть. Совсем недавно по похожей схеме работал интернет в Якутии с ее огромными территориями и крошечным населением. Мы вспоминаем, как была устроена эта жизнь и горюем: бесплатных пиратских ресурсов в грядущем всероссийском интранете точно не будет.
Не только «Кузя»: главные провалы российского военпрома После того, как на авианосец «Адмирал Кузнецов» упал кран и проделал в нем дыру во время ремонта, настало время поговорить о грандиозных проектах перевооружения российской армии, с которыми опять кажется что-то пошло не так.
Что внутри Большого Брата С помощью системы автоматического распознавания лиц в Москве уже удалось задержать более ста человек. Это только начало: в будущем к системе подключат больше камер и больше баз данных. Пока, правда, камеры ошибаются через раз, а правозащитники опять бьют тревогу.

Пропаганда За словом в карман

Глава 3
Пропагандировать можно и хорошие вещи, но это нужно уметь. У нас почему-то пропагандируются в основном плохие или бесполезные. Или пропагандируются хорошие, но плохо. В этой теме мы разбираемся, почему так происходит.
Не только «Кузя»: главные провалы российского военпрома После того, как на авианосец «Адмирал Кузнецов» упал кран и проделал в нем дыру во время ремонта, настало время поговорить о грандиозных проектах перевооружения российской армии, с которыми опять кажется что-то пошло не так.
Привет, оружие! Парализованный психиатр подписал журналисту Coda справку на отсутствие противопоказаний для владения оружием. После трагедии в Керчи, когда молодой человек, склонный к массовым убийствам, получил разрешение и купил ружье, редакция Coda решила выяснить, как такое могло случиться? Можно ли в России пройти медицинское освидетельствование для получения лицензии на оружие, не выходя из дома? Не будем нагнетать интригу: нашему корреспонденту это удалось.
Придворные художники современной России Какое искусство покупают местные власти сейчас в России, разбиралась корреспондент Coda — журналистка газеты «Вечерний Краснотурьинск».
Отравление в Таганроге: версии защиты На таганрогском авиастроительном заводе, где в конце 2017 года произошло массовое отравление таллием, были найдены мышьяк и источники радиации. Корреспондентка Coda во второй раз  отправилась в Таганрог, чтобы встретиться с главным подозреваемым. 
Принять нельзя уволить Корреспондент Коды обратился к специалистам по трудовому праву и жертвам дискриминации на рынке труда с одним вопросом: к каким последствиям могут привести предлагаемые Путиным и правительством антидискриминационные меры, и помогут ли они работникам-«предпенсионерам» не стать жертвами массовых сокращений на фоне ожиданий повышения пенсионного возраста.

Лженаука Спасение в шарлатанстве и вымышленной истории

Глава 2
Вера вместо знания, алхимия вместо двойных слепых тестов и пропаганда вместо источниковедения: все это распространяется, когда люди боятся напрячь мозг. Мы же, наоборот, боимся его расслабить.
«Спутник», «Игорек» и другие провалы В конце августа стало известно, что «Ростелеком» обанкротил за долги дочернюю компанию, которая занималась развитием национального поисковика «Спутник». Coda собрала примеры дорогих и провальных IT-проектов с госфинансированием.
Запрещенные лекарства Coda рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются многие российские пациенты и их родные, вынужденные самостоятельно добывать жизненно необходимые, но не доступные в нашей стране препараты.
Страх, стигма, недоверие Как становятся ВИЧ-отрицателями
Дело врачей-2: кого судят за медицинские ошибки Следственный комитет продолжает охоту за врачами-преступниками, не видя разницы между неудачным стечением обстоятельств, честной ошибкой и полноценной преступной халатностью.
Бананы в тайге или сибирская язва Глобальное потепление существует, и оно не делает наш холодный климат лучше. Вместо расширения распашки и сибирских субтропиков нас ждут забытые болезни, ураганы и коллапс инфраструктуры.

Цензура Знать не положено

Глава 1
Есть тысячи причин и тысячи способов скрыть правду. Этим занимается правительство, бизнес, школа — и мы сами. Последнее унизительнее всего.
Интернет под куполом Цифровые власти России мечтают закрыть интернет на китайский манер и построить тут суверенную сеть. Совсем недавно по похожей схеме работал интернет в Якутии с ее огромными территориями и крошечным населением. Мы вспоминаем, как была устроена эта жизнь и горюем: бесплатных пиратских ресурсов в грядущем всероссийском интранете точно не будет.
Что внутри Большого Брата С помощью системы автоматического распознавания лиц в Москве уже удалось задержать более ста человек. Это только начало: в будущем к системе подключат больше камер и больше баз данных. Пока, правда, камеры ошибаются через раз, а правозащитники опять бьют тревогу.
Киты-долгожители и навязчивые дельфины Прошлогодняя моральная паника, связанная с «суицидальными группами» Вконтакте, привела к скандалам в семьях, истерике в школах, ужесточению законов, но не уменьшила количества подростковых самоубийств.
Яд и ненависть в Армянске В конце августа жители Армянска на севере Крыма начали жаловаться на целый букет недомоганий, листва на деревьях пожухла и осыпалась, а все поверхности покрылись странной липкой ржавчиной. Главный подозреваемый — химический завод «Титан», но вместо выяснения реальных причин аварии власти и СМИ России и Украины принялись искать повод обвинить друг друга. Корреспондент англоязычной версии Coda отправилась на место происшествия и выяснила, что местные жители боятся говорить с журналистами, даже если согласны с версией местных и российских властей.
Перед свастикой все равны Можно быть антифашистом - и все равно угодить под арест или заплатить штраф за демонстрацию нацистской символики. Ежегодно в России наказывают тысячи людей за картинки со свастикой, даже если это кадры из классических фильмов или советские плакаты. 

Постпамять Управление историей

Глава 4
Как рассказ нам о нас же становится инструментом власти
«Таких оптимистичных историков мы и ставим к стенке» Ветольд Аникушкин трижды создавал подпольные коммунистические кружки в Москве, Риге и в Ростове-на-Дону. Каждый раз дело заканчивалось провалом. Третий донос привел подпольщиков в застенки ростовского отделения КГБ. Сын красного генерала боролся с советским классовым обществом и был осужден.
Школьники против госкапитализма Корреспондент Coda встретился с участниками подпольной левой диссидентской группы - школьниками семидесятых, которые считали интеллигенцию ведущим классом и протестовали против капиталистических поползновений в советском обществе. Кончилось все тюрьмой и психбольницей, но юные революционеры почти все стали учеными, либералами и либертарианцами.
Город «немух» «Немухи», немые — так называли в городе Белая Калитва людей, которые с рождения не умели говорить. При изучении истории  забытого концлагеря в городе Белая Калитва корреспонденту Сoda пришлось столкнуться с целым городом немых. Молчали памятники. Молчали люди. Скрывались рукописи и имена.
«Он все время тыкал в меня стволом» Захват заложников в ростовской школе, произошедший за 11 лет до Беслана
Как анархисты промахнулись, потому что не стали стрелять Группа анархо-синдикалистов хотела убить Никиту Хрущева за его волюнтаристскую международную политику. Но их, разумеется, поймали и посадили. К тому же у них и винтовки-то не было.