Война с разумом

Журнал 1
В этом журнале мы пишем про все, что нам мешает смотреть на вещи реально: государственная цензура и пропаганда, искажение истории, наши собственные заблуждения.

Пропаганда За словом в карман

Глава 3
Пропагандировать можно и хорошие вещи, но это нужно уметь. У нас почему-то пропагандируются в основном плохие или бесполезные. Или пропагандируются хорошие, но плохо. В этой теме мы разбираемся, почему так происходит.
Пытки, которые всегда с тобой Из десятков ежегодных сообщений о пытках в полиции и в местах заключения, единицы заканчиваются наказанием палачей. По просьбе Coda правозащитники рассказали о нескольких расследованиях, которыми они сейчас занимаются.
Вниз по мертвой реке Можно ли убить реку? Coda выяснила, что можно: канализация, скотобойня, токсичное производство и элитное жилье превращают приток Дона в зловонный ядовитый ручеек.
«У вас магистраль не утеплена» Подлог документов, исчезающие чернила, судебные разбирательства — это обычное дело, когда речь идет о приемке работ по капитальному ремонту многоквартирных домов в Москве. Корреспондент Coda приехал на комиссию по приемке дома и посмотрел, как все это происходит на самом деле.
Щит и меч Росгвардии Coda собрала технологические новинки, которыми нас будут разгонять в новом году.
Биткоин нас не спас В конце ноября цена главной криптовалюты упала до 3700 долларов. Похоже, криптофинансовой революции уже не будет. Однако настоящий крах биткоина — идеологический. Он не оправдал ожиданий анархистов и стал просто еще одним инструментом современного мира.

Лженаука Спасение в шарлатанстве и вымышленной истории

Глава 2
Вера вместо знания, алхимия вместо двойных слепых тестов и пропаганда вместо источниковедения: все это распространяется, когда люди боятся напрячь мозг. Мы же, наоборот, боимся его расслабить.
Результат положительный: ВИЧ-диссидентство на примере одной российской семьи Почему ВИЧ-положительной матери проще лечить ребенка тайком, чем нарываться на побои от мужа и нравоучения от родственников.
Двойной диагноз: жизнь в России с психическим заболеванием и наркозависимостью одновременно Люди с психическими расстройствами особенно уязвимы и довольно часто в поисках облегчения начинают принимать наркотики. Но в российских условиях их никто не хочет как следует лечить. Coda поговорила с несколькими жертвами российской наркополитики.
«Спутник», «Игорек» и другие провалы В конце августа стало известно, что «Ростелеком» обанкротил за долги дочернюю компанию, которая занималась развитием национального поисковика «Спутник». Coda собрала примеры дорогих и провальных IT-проектов с госфинансированием.
Запрещенные лекарства Coda рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются многие российские пациенты и их родные, вынужденные самостоятельно добывать жизненно необходимые, но не доступные в нашей стране препараты.
Страх, стигма, недоверие Как становятся ВИЧ-отрицателями

Цензура Знать не положено

Глава 1
Есть тысячи причин и тысячи способов скрыть правду. Этим занимается правительство, бизнес, школа — и мы сами. Последнее унизительнее всего.
282 статья? Не слышали! Закон, значительно смягчающий наказание для экстремистов, еще не приняли, а заводить новые дела за разжигание ненависти и вражды практически перестали.
«Сердце проснется, как только услышишь музыку этих уставших дворов» В местах, где нет очевидных памятников архитектуры и исключительных красот природы, фотограф воспринимается изначально как лицо, имеющее вредительские, кляузные или криминальные цели, чью деятельность необходимо пресечь любой ценой. Инна Портнова  описала свой опыт любительской съемки.
Интернет под куполом Цифровые власти России мечтают закрыть интернет на китайский манер и построить тут суверенную сеть. Совсем недавно по похожей схеме работал интернет в Якутии с ее огромными территориями и крошечным населением. Мы вспоминаем, как была устроена эта жизнь и горюем: бесплатных пиратских ресурсов в грядущем всероссийском интранете точно не будет.
Что внутри Большого Брата С помощью системы автоматического распознавания лиц в Москве уже удалось задержать более ста человек. Это только начало: в будущем к системе подключат больше камер и больше баз данных. Пока, правда, камеры ошибаются через раз, а правозащитники опять бьют тревогу.
Киты-долгожители и навязчивые дельфины Прошлогодняя моральная паника, связанная с «суицидальными группами» Вконтакте, привела к скандалам в семьях, истерике в школах, ужесточению законов, но не уменьшила количества подростковых самоубийств.

Постпамять Управление историей

Глава 4
Как рассказ нам о нас же становится инструментом власти
Дипломатия абордажей В связи с недавними событиями Coda вспоминает о наиболее известных и ярких случаях захватов иностранных военных судов и мирных кораблей, из-за которых вполне могла начаться война, но почему-то обошлось
Сталинист Разлацкий и его пролетарская партия Как пролетарский теоретик организовывал забастовки, спасал СССР от хрущевского государственного переворота и предлагал соратникам переписывать свое творчество от руки.
«Таких оптимистичных историков мы и ставим к стенке» Ветольд Аникушкин трижды создавал подпольные коммунистические кружки в Москве, Риге и в Ростове-на-Дону. Каждый раз дело заканчивалось провалом. Третий донос привел подпольщиков в застенки ростовского отделения КГБ. Сын красного генерала боролся с советским классовым обществом и был осужден.
Школьники против госкапитализма Корреспондент Coda встретился с участниками подпольной левой диссидентской группы - школьниками семидесятых, которые считали интеллигенцию ведущим классом и протестовали против капиталистических поползновений в советском обществе. Кончилось все тюрьмой и психбольницей, но юные революционеры почти все стали учеными, либералами и либертарианцами.
Город «немух» «Немухи», немые — так называли в городе Белая Калитва людей, которые с рождения не умели говорить. При изучении истории  забытого концлагеря в городе Белая Калитва корреспонденту Сoda пришлось столкнуться с целым городом немых. Молчали памятники. Молчали люди. Скрывались рукописи и имена.