2019
8Серий
8мин 00сек

Документальный сериал об узниках ГУЛАГа при Сталине и после его смерти

смотреть

Серии

1
Зейнеп Османова: полвека Крыма не видать

Десятилетнюю Зейнеп и еще 183 тысячи ее сородичей — крымских татар — бросили в вагоны для скота и вывезли из Крыма по приказу Сталина. Зейнеп с десяти лет валила лес, проваливалась в гигантские сугробы, вспоминала родину и смеялась, когда умер Сталин. Татарская песня, тоска по родине и возвращение в рай на старости лет в новой серии документального сериала Coda «Зона: репрессии не заканчиваются».

2
Ирина Вербловская: «От тюрьмы не зарекайся»

После смерти Сталина и «развенчания культа личности» ГУЛАГ не закончился. Во время хрущевской «оттепели» инакомыслящих продолжали осуждать по «антисоветской» 58-й статье. Ирина Вербловская рассказала Coda, как в 1957 году оказалась в лагере за письма против вторжения советских войск в Венгрию.

3
Азарий Плисецкий: «Хочу за зону»

Знаменитый танцовщик, брат Майи Плисецкой, оказался в лагере еще младенцем, его в месте с матерью забрали в тюрьму для жен видных врагов народа. Лагерь, ссылка в Чимкенте, смерть Сталина, реабилитация и предательство близких друзей в новой серии документального сериала Coda «Зона: репрессии не заканчиваются»

4
Репрессии не заканчиваются: Толоконникова и Смирнов

5 марта 2019 года, в день смерти Сталина, Coda представила документальный сериал «Зона. Репрессии не заканчиваются» и провела паблик-ток с Надей Толоконниковой, которая побывала в лагерях за панк-молебен Pussy Riot, и Сергеем Смирновым, который возглавляет «Медиазону», главное российское медиа о современных репрессиях.

5
Анатолий Жмурин: Площадь, залитая кровью

Анатолий Жмурин случайно оказался в эпицентре разгона рабочей демонстрации в Новочеркасске в 1962 году, получил пулю, уполз, избежал ареста и 30 лет никому не рассказывал о своей ране. Безумные указания московского начальства, жестокость и страх в новой серии документального сериала Coda «Зона: репрессии не заканчиваются».

6
Валентина Водяницкая: говори все как есть

У крановщицы Валентины все было нормально: квартира, ребенок, отличная, хоть и тяжелая работа. Пока она не оказалась в гуще новочеркасского восстания, среди рабочих. Спустя несколько дней ее вызвали в отдел кадров, оттуда увезли в тюрьму, приговорили к десяти годам и отправили в лагерь - но не сломали. Смотрите очередной эпизод сериала "Зона. Репрессии не заканчиваются".

7
Татьяна Коломейцева: «Голод был темный»

Мать Татьяны посадили на 10 лет за горсть проса, украденного с колхозного поля в послевоенный голод. А в тюрьме она, скорее всего, забеременела, чтобы попасть под амнистию. Голод, несправедливость и солидарность соседей в новом эпизоде сериала Coda «Зона: репрессии не заканчиваются».

8
Лилиан-Жан Монит: Страх поселился с детства

Отец Лилиан закройщиком со своей мастерской в Бургундии, но после войны поддался на советскую пропаганду и переехал в СССР на родину предков. В Пинске ему не давали работу, а семью из пяти человек поселили в одной комнате. Он попытался бежать обратно через границу — но Родина сочла это предательством и посадила его на 10 лет.

В съемках участвовали