Пропаганда

Не только Telegram

Повторяемая претензия властей к Telegram: им пользуются террористы, но спецслужбы не могут его читать. Coda проанализировала приговоры в отношении драгдилеров и составила список мессенджеров, которые тоже не по зубам органам.

Signal

В июле 2017 года в городе Ишим Тюменской области полицейский патруль задержал на остановке двух молодых людей. У одного из них — Дениса Шакирова — при обыске обнаружили пакетик с синтетическим наркотиком. Шакиров оказался «кладменом» — прятал в тайниках небольшие порции для конечных потребителей. В присутствии понятых Шакиров включил свой телефон, запустил мессенджер Signal, ввел пароль и показал переписку с поставщиком под ником Best_Work. Шакиров в итоге получил восемь лет строгого режима, а Best_Work остался для правоохранительных органов «неустановленным лицом», следует из приговора Ишимского городского суда.

Читайте еще о технологиях и веществах
Азбука параноика: кто за нами следит и зачем им это
Амфетамин, каннабис и другие лекарства
Милый мой бухгалтер
Наказание нищетой
Россия бассаапа

 

Signal — это «коммуникатор, не позволяющий идентифицировать личность пользователя»: так характеризуют сервис судья Свердловского областного суда Андрей Минеев в приговоре в отношении наркокурьера Зеры. Мнение Минеева разделяет экс-агент АНБ Эдвард Сноуден, который постоянно подчеркивает, что использует только Signal. Его разработчик — американская некоммерческая организация Open Whisper Systems, чья технология сквозного шифрования используется также в WhatsApp и Facebook Messenger. Аккаунт привязан к мобильному телефону, а интерфейс после Telegram покажется аскетичным и даже устаревшим.

Wickr Me

Летом 2017 года в Новосибирский районный суд Новосибирской области прибыл старший оперуполномоченный отдела «К» бюро специальных технических мероприятий местного полицейского «главка». Предварительно оговорив, что имеет высшее образование по специальности «Вычислительные машины», он рассказал, что мессенджер Wickr предназначен для анонимного общения, не отправляет информации о времени и месте отправки сообщения и позволяет обмениваться самоуничтожающимися сообщениями. Краткая лекция о современных технологиях потребовалась в рамках процесса над «закладчиком» Денисом Кругликовым, который получал через Wickr инструкции от неустановленного пользователя kakaubul23. Чтобы собщения не пропали, полицейские вскоре после задержания Кругликова перефотографировали всю переписку.

Wickr, как и Signal, был создан американскими разработчиками, но, в отличие от любимого Сноуденом мессенджера, Wickr дает возможность создавать аккаунты без привязки к мобильному телефону. Высокая характеристика безопасности мессенджера, данная оперуполномоченным ГУ МВД по Новосибирской области, понравилась бы основателю Wickr Foundation Нико Селл — эффектной блондинке, которая на публике всегда выступает в черных очках, объясняя это стремлением минимизировать свой «цифровой след».

CoverMe

В августе 2015 года русскоязычный гражданин Молдавии Арсеньев увидел на столбе в Кишиневе объявление о наборе курьеров для развоза спортивного питания по России. Через неделю он уже стоял с вещами на местном вокзале, где некий мужчина дал ему билет до Москвы и телефон с предустановленным мессенджером CoverMe. Все дальнейшие инструкции он получал через эту программу: отправился в Белгород, где выяснилось, что вместо спортивных добавок нужно будет возить наркотики. Оттуда анонимы из CoverMe повели его в Ярославль и Иваново, где его благополучно и арестовали. Установить остальных участников схемы следствие не смогло: как следует из приговора суда, в CoverMe «нет привязки к данным, способствующим установлению конкретного лица».

CoverMe — продукт одноименной компании из калифорнийского города Сан-Хосе. Помимо шифрованных сообщений, приложение за деньги предоставляет виртуальный мобильный номер с американским и канадским префиксами. Особая «фишка» мессенджера — если встряхнуть телефон при его использовании, то на экран выскочат нейтральные фотографии, а для повторного доступа к CoverMe нужно будет ввести пароль. При обыске у Арсеньева нашли телефон Yota с установленным CoverMe, однако прочитать сообщения не смогли «по причине наличия пароля», следует из приговора суда.

Vipole

«Алмаз», «Адам», «Мали», «Марат» и «Роза» — таков был список друзей жителя Кемерово Хундякова в мессенджере Vipole. Хундякова взяли как наркокурьера, в ходе  следственного эксперимента он показывал местным полицейским переписку с этими «друзьями» по поводу закладок. Двое — «Алмаз» и «Марат» — были онлайн, но не ответили на вопрос арестованного. Скорее всего, те догадались, что его взяли с поличным: писать приветственные сообщения он должен был до 12 часов дня ежедневно, а его исчезновение из сети автоматически означало провал. Выяснить, кто скрывается за этими нежными именами, следствие не смогло.

Vipole был разработан британской компанией с запутанной структурой собственности. В одном приложении собраны множество функций: чаты, голосовые и видеозвонки через Интернет и на городские номера, возможность хранить и передавать файлы. Регистрация происходит традиционным способом с отправкой на почту подтверждающего письма. У мессенджера даже есть необновляемая группа «ВКонтакте» с 3800 подписчиками.

ChatSecure

Весной 2016 года в Тюмени познакомились девушка и парень с простыми фамилиями Миронова и Волков. Они мечтали уехать жить в Сочи, и Волков решил заработать денег на продаже синтетических наркотиков. Неделя – и они в Сочи, говорил он своей подруге, и та согласилась помочь. О тайниках со спайсами и «солью» им сообщала «Милашка» — пользователь мессенджера ChatSecure с ником milashka2016@xmpp.ru. Курьеров взяли с поличным, «Милашку» так и не нашли, а Волков и Миронова отправились надолго в колонию.

ChatSecure был разработан калифорнийским программистом Крисом Баллингером и работает на основе протокола XMPP, более известного как Jabber и популярного в первую очередь среди «айтишников». Уже при регистрации мессенджер предупреждает пользователя: не используйте логин, который уже где-то мелькал, чтобы вас не могли вычислить. Телефон вводить не нужно, чаты могут удаляться при отключении приложения. Правда, сейчас оно доступно только для пользователей iPhone.

Jabber и все-все

Накануне наступления 2017 года в Нижнем Новгороде взяли очередного наркокурьера при установке закладки: полицейским показалось подозрительным, что человек фотографирует обычный подъезд, постоянно оглядываясь. Он давно сотрудничал с местными поставщиками и оказался технологически подкован: в его телефоне LG были установлены несколько мессенджеров, два VPN-сервиса и TOR-браузеры. Найти его непосредственного начальника, использовавшего ник Leo Pride, правоохранительные органы не смогли.

Список программ для общения, который использует отечественный наркобизнес, можно продолжать еще долго. Так, общение ведется во всех популярных XMPP-клиентах, подобных ChatSecure: Xabber, Pidgin, Psi+. В ходу также традиционные Telegram, WhatsApp и Viber, сервис Google Hangouts и давно не обновлявшийся мессенджер Brosix. Во всех проанализированных Coda случаях силовики получают доступ к переписке только после задержания курьера, но его куратор так и остается неустановленным лицом со странным ником, вроде Slon или «Оператор Резерв». Террористам, которыми власти так любят пугать обывателей, ничто не мешает позаимствовать опыт своих коллег по тяжким уголовным статьям и использовать весь спектр безопасных мессенджеров. Однако вся мощь Роскомнадзора почему-то обрушилась на продукт от Павла Дурова.

Читать дальше

Пули оттепели

Рассказы жертв и одного палача Новочеркасского расстрела

Еще в журнале

Война с разумом

Тепловизор и коса: настоящая битва за урожай на Юге России Почему уборка зерна в Ростовской области и в Краснодарском крае превращается в маленькую войну.
Побои в пользу государства Закон о домашнем насилии год спустя: что пошло не так
Пролетая над мусорной кучей Когда едешь к мусорному полигону, заблудиться нельзя: чудовищная вонь начинается за километр. Coda полетала над Тимохово, самым большим полигоном твердых бытовых отходов в Европе.
Самозанятые выходят с поднятыми руками Попытки вывести огромный сектор экономики из тени пока ни к чему не привели, но репетиторы, уборщицы и няни уже готовы легализоваться — если не перегружать их бумажной волокитой.
Как умирает моногород Градообразующий завод в Краснотурьинске сократился наполовину, и теперь жители разбегаются, бизнес сокращается, и спасти этот пятидесятитысячник, как и 318 других моногородов России, уже не получится.