Полина Ефимова

Все публикации

Свидетельские показания

О Боге теперь не поговоришь: как живут «Свидетели Иеговы» после того, как их организацию признали экстремистской, имущество конфисковали, а проповедовать запретили.

Судьба кулака

Coda исследовала следственное дело и дневник подмосковного крестьянина Николая Шарагина, который получил три года тюрьмы за здравое предположение, что колхозы — это новая барщина.

Пенсия или смерть

Решение об увеличение пенсионного возраста в России принимается на фоне повсеместной дискриминации пожилых людей. Нанимать их никто не хочет, а до заслуженного отдыха они могут и не дожить.

Дело врачей-2: кого судят за медицинские ошибки

Следственный комитет продолжает охоту за врачами-преступниками, не видя разницы между неудачным стечением обстоятельств, честной ошибкой и полноценной преступной халатностью.

Товарищ советник и его ножи 

Тропические болезни, смертная скука и некомпетентность местных: Россия продолжает посылать военных инженеров и инструкторов в Африку, как это делал СССР, и там ничего не меняется

Память ведомств

После скандала с уничтожением учетных карточек заключенных в архиве МВД историки рассказывают, каково сейчас работать с документами о репрессиях в ведомственных архивах, и что надо сделать для сохранения национальной памяти.

Мое личное 11 сентября: как Голландия справляется с трагедией сбитого «Боинга»

Почти 200 граждан Нидерландов погибли при крушении «Боинга», следовавшего рейсом MH17 и сбитого над восточной Украиной. Четыре года спустя родственники погибших пытаются совладать как с потоками дезинформации, так и с собственными эмоциями.

Пуля для Нонны, медаль для Луизы

Coda исследовала дело таганрогской подпольщицы Луизы Иост. Фортепьянные концерты, любовь немецкого офицера, расстрел подруги и ненависть соседей: что скрывал плюшевый ковер в доме Александры и Луизы Йост и кто выдал Нонну Трофимову?

Милый мой бухгалтер

Считается, что Россия — один из лидеров по количеству женщин на высших управленческих позициях. Coda выяснила, что речь идет о главных бухгалтерах, которым постоянно грозит тюрьма.

«А за электричество я плачу самогонкой»

Как умирают деревни Адищевского сельсовета Костромской области (спойлер: так же, как и все остальные в Центральной России).

Пули оттепели

Рассказы жертв и одного палача Новочеркасского расстрела

Не только Telegram

Повторяемая претензия властей к Telegram: им пользуются террористы, но спецслужбы не могут его читать. Coda проанализировала приговоры в отношении драгдилеров и составила список мессенджеров, которые тоже не по зубам органам.