Полина Ефимова

Все публикации

Вниз по мертвой реке

Можно ли убить реку? Coda выяснила, что можно: канализация, скотобойня, токсичное производство и элитное жилье превращают приток Дона в зловонный ядовитый ручеек.

«Таких оптимистичных историков мы и ставим к стенке»

Ветольд Аникушкин трижды создавал подпольные коммунистические кружки в Москве, Риге и в Ростове-на-Дону. Каждый раз дело заканчивалось провалом. Третий донос привел подпольщиков в застенки ростовского отделения КГБ. Сын красного генерала боролся с советским классовым обществом и был осужден.

Отравление в Таганроге: версии защиты

На таганрогском авиастроительном заводе, где в конце 2017 года произошло массовое отравление таллием, были найдены мышьяк и источники радиации. Корреспондентка Coda во второй раз  отправилась в Таганрог, чтобы встретиться с главным подозреваемым. 

Город «немух»

«Немухи», немые — так называли в городе Белая Калитва людей, которые с рождения не умели говорить. При изучении истории  забытого концлагеря в городе Белая Калитва корреспонденту Сoda пришлось столкнуться с целым городом немых. Молчали памятники. Молчали люди. Скрывались рукописи и имена.

«Он все время тыкал в меня стволом»

Захват заложников в ростовской школе, произошедший за 11 лет до Беслана

Змиевская могила

Как происходил Холокост в Ростове-на-Дону и как сегодня выглядит место уничтожения 27 тысяч человек

Тепловизор и коса: настоящая битва за урожай на Юге России

Почему уборка зерна в Ростовской области и в Краснодарском крае превращается в маленькую войну.

Товарищ советник и его ножи 

Тропические болезни, смертная скука и некомпетентность местных: Россия продолжает посылать военных инженеров и инструкторов в Африку, как это делал СССР, и там ничего не меняется

Пуля для Нонны, медаль для Луизы

Coda исследовала дело таганрогской подпольщицы Луизы Иост. Фортепьянные концерты, любовь немецкого офицера, расстрел подруги и ненависть соседей: что скрывал плюшевый ковер в доме Александры и Луизы Йост и кто выдал Нонну Трофимову?

Пули оттепели

Рассказы жертв и одного палача Новочеркасского расстрела