Война с разумом

ЦАРский конкурс красоты: корона российского империализма

Добрым словом и пистолетом, военными инструкторами и спортивным оборудованием для школ, Россия побеждает в Центральной Африке, к удивлению других колониальных держав.

  • Текст
  •  Банги, Центральноафриканская республика

Девушки вышли на подиум в вечерних платьях из традиционной африканской ткани с яркими узорчатыми принтами. Конкурс красоты «Мисс Банги» проходил в Hotel Ledger, единственной пятизвездочной гостинице в столице Центральноафриканской республики (ЦАР).

С волосами, туго затянутыми в пучки на затылках, в блестящих серьгах и ожерельях, покачиваясь на высоких каблуках, они по очереди подходили к краю подиума , принимая заученные позы. Застывшие улыбки, музыка, «конкурс талантов» с вопросами на засыпку: все знакомые элементы конкурсов красоты были на месте. Но одновременно с этим в зале проходил смотр другого рода — страна демонстрировала свой новый курс.

В первых рядах у подиума за VIP-столом, накрытом белоснежной скатертью, сидели министры и другие чиновники правительства ЦАР. Но, судя по их поведению, самые почетные места в зале занимали не они, а несколько россиян за соседним столиком. Один из них — первый секретарь посольства России, Виктор Токмаков. Второй, Валерий Захаров — бывший сотрудник российских спецслужб, а теперь советник по безопасности президента ЦАР Фостина-Арканжа Туадера.

Ну, а кто спонсор состязания за корону «Мисс Банги» на сцене? Российская компания со связями в Кремле.

У Центральноафриканской республики нет выхода к морю, но много полезных ископаемых и разнородное население: отличный рецепт для гражданской войны и нищеты

Российские гости на конкурсе красоты в разрушенной войной, но богатой ископаемыми Центральноафриканской республике — лишь один из множества признаков повышенного интереса России к континенту. Интересно, что кроме традиционного силового присутствия в виде военных советников и поставок оружия, россияне готовы бороться с традиционными западными центрами влияния при помощи «мягкой» силы.

Цель этой кампании — освоение залежей алмазов, золота и урана, которыми богата ЦАР, и одновременно выстраивание новой оси российского влияния на континенте. Старым колониальным державам — в данном случае, Франции — неизбежно придется потесниться.

Новая солидарность

Рекламные билборды на улицах Банги выкрашены в цвета флага ЦАР с рекламой новой радиостанции Lengo Songo 98,8 FM — что на языке санго значит «Строим солидарность». Пока что радиостанция, постройку которой тоже оплатили россияне, передает только музыку, но уже готовятся и регулярные выпуски новостей, и ток-шоу.

Летом и осенью этого года, после Чемпионата мира по футболу в России, российскими деньгами было оплачено проведение «Кубка надежды» — молодежного футбольного турнира в Банги, в котором приняли участие две женских и восемь мужских команд.

Министерство просвещения ЦАР совместно с российским посольством провели конкурс рисунка и поэзии «Мир глазами детей». Приз — каникулы в Крыму.

Двое россиян на VIP-местах заметно скучали, но вежливо улыбались и аплодировали, когда девушки замирали в заученных позах на подиуме. Когда настало время награждать победительницу, на сцену вручать ей корону вышел именно советник по безопасности Захаров (в финале конкурса «Мисс Центральная Африка», проходившего чуть ранее в том же месяце, вручать корону победительнице привезли «Мисс Россию-2013»). 

Получается, что некто Захаров — более почетный гость, чем аккредитованный дипломат Токмаков, официальное лицо? Такие  размытые границы между частным бизнесом и государственными органами, когда непонятно, кто ведет, а кто всего лишь оказывает поддержку — характерная черта российской внешней политики.

Торжественная церемония экзаменов в войсках ЦАР, которые тренеруют российские инструкторы. В центре — первый секретарь посольства РФ в ЦАР Виктор Токмаков. Крайний справа — президент Фостин-Арканж Туадера

Чтобы сторонний наблюдатель запутался еще сильнее, спонсором конкурса красоты, а также новой радиостанции выступила российская горнодобывающая компания Lobaye Invest. Этим летом она получила концессию на добычу золота и алмазов в двух западных областях ЦАР.

Lobaye Invest тоже косвенно связана с Кремлем. Из расследований СМИ известно, что это дочерняя фирма, принадлежащая крупной компании «М Инвест»,  а та, в свою очередь, основана Евгением Пригожиным, тесно связанным непосредственно с Владимиром Путиным.

Пригожин, один из богатейших россиян — весьма многогранная личность. Хотя напрямую доказать это пока не удалось никому, он якобы стоит за частной военной компанией, так называемой «ЧВК Вагнера». Боевики «Вагнера» были замечены с оружием на стороне России в самых спорных конфликтах последних лет, на Украине и в Сирии.

Еще Пригожина называют «поваром Путина» — потому что у другой его фирмы чрезвычайно выгодный контракт на поставку кейтеринговых услуг Кремлю и другим российским госструктурам. В начале этого года министерство юстиции США предъявило Пригожину обвинения во вмешательстве в американские президентские выборы при помощи так называемой «фабрики троллей» в Санкт-Петербурге. В результате Пригожин попал в американские санкционные списки.

Добрая Россия

Но в самой ЦАР все это не волнует примерно никого. В местных СМИ Россия удостаивается только самых хвалебных статей: в одной из них компанию благодарят за «постоянную поддержку социокультурных инициатив, способствующих примирению Центральной Африки».

Кроме того, все больше юристов, офицеров и студентов из ЦАР едут учиться в российские вузы. Точно так же давно поступают и США: студенты со всего мира в американских университетах одновременно помогают налаживать контакты, служат и источником информации, и послами доброй воли. А еще с советских времен в самых дальних уголках мира остались запасы русскоговорящих специалистов — традиция, которую современная Россия явно намерена продолжать.

А вишенка на торте этого праздника мягкой силы, если верить российскому посольству в Банги — постройка в ближайшие пару лет Института российской культуры.

Москва этих планов насчет ЦАР не скрывает, говорит мне военный советник Валерий Захаров: «Много разных слухов ходит. Давайте я наконец объясню, что мы на самом деле делаем в стране».

С Захаровым мы встретились у бассейна отеля Ledger в ноябре. Он выглядел расслабленным и довольным, а когда я спросила его о церемонии вручения короны победительнице конкурса «Мисс Банги», цинично усмехнулся.

«Мы не только оружие из России привозим, — сказал он. — Безопасно тут станет только тогда, когда мы поменяем жизнь людей. Надо создавать позитивный фундамент».

Российская экспансия в ЦАР началась в прошлом году — с поставок оружия. Последние пять лет страна находится под действием эмбарго и санкций, введенных Советом безопасности ООН. Цель этих мер — прекращение гражданской войны, которая идет в стране уже шесть лет. Однако в декабре 2017 года России удалось добиться от ООН временного снятия эмбарго и поставить правительству ЦАР партию вооружения, от винтовок до противотанковых пушек.

Забавно, но именно Франция помогла Россия поудобнее устроиться в этой сфере влияния. Когда две державы схлестнулись на почве конфликта в Сирии, Москва наложила вето на французскую инициативу по поставке в ЦАР партии конфискованного оружия. Но французы просчитались, отправив президента ЦАР Фостина-Арканжа Туадера на переговоры с российским министром иностранных дел, чтобы уговорить того снять вето. И тут Москва получила возможность сделать свой ход.

Если верить российскому посольству, в стране 250 инструкторов — резервистов-контрактников из РФ

Резервисты, наемники, добровольцы

За следующий год республику буквально наводнили российские советники, которые учили армию ЦАР обращаться с новым оружием — при том, что у ЕС есть своя параллельная программа по переподготовке центральноафриканской армии. Россияне выглядят и ведут себя как профессиональные военные, но в Москве настаивают, что это «гражданские инструкторы». Если верить Захарову, в стране сейчас около 250 российских инструкторов, хотя западные дипломаты уверяют, что эта цифра значительно выше.

Плюс к этому в стране расквартирован еще один военный контингент, бойцы которого служат в личной охране президента Туадера. Когда они сопровождают его на официальных мероприятиях, выглядят эти «гвардейцы» довольно вызывающе.

На их камуфляжной форме красуются нашивки с логотипом Sewa Security Services — еще одной российской ЧВК.

Были также неоднократные, но до сих пор неподтвержденные сообщения от дипломатов, чиновников ООН и сотрудников работающих в Банги НГО, что некоторые русские в стране — наемники, работающие на таинственную «ЧВК Вагнера».

В июле этого года три русских журналиста — Орхан Джемаль, Николай Расторгуев и Кирилл Радченко, работавшие на издание ЦУР, которое финансировал Михаил Ходорковский, были убиты при невыясненных обстоятельствах в 100 километрах к северо-востоку от Банги. У них было задание расследовать присутствие ЧВК в ЦАР. Мы до сих пор не знаем, как они погибли.

Захаров, советник по безопасности, отрицает, что «Вагнер» присутствует в Центральноафриканской Республике, и настаивает, что русские военные инструкторы — «резервисты и бывшие солдаты».

Пиарщики и наблюдатели

Если верить Fontanka.ru, Захаров раньше работал в России с Пригожиным, который считается крестным отцом вагнеровских наемников. В 1990-х годах Захаров служил в секретном подразделении ГУВД по Петербургу и Ленобласти — наружном наблюдении. В начале нулевых перешел на аналогичную должность в Северо-Западное управление таможни, сообщает петербургский сайт.

В интервью Coda Захаров отрицал свои связи с Пригожиным, но подтвердил, что он работал на спецслужбы на российском Северном Кавказе и предположил, что этот его опыт полезен в ЦАР. «Я специалист по религиозным конфликтам — я работал в Чечне и в Дагестане. А ситуация тут, в конце концов, похожа на то, что мы наблюдали в России в девяностых».

РЕКОМЕНДОВАННЫЕ СТАТЬИ
Google и Facebook подбрасывают микрофоны из Латвии
RAWG: IMDB для геймеров
Джуоские проблемы якутского языка
«Этих людей надо либо убить, либо купить»
Рижский дрон-айфон

В последние месяцы еще двое русских были заметны на встречах с чиновниками ЦАР и на торжественных встречах после учений центральноафриканских войск. Они работают вместе с Захаровым. В отличие от большинства здешних русских, эти не выглядят военными: они носят модные костюмы, у них аккуратные бородки.

Это Василий Александров и Станислав Скопылатов, их должности записаны на визитных карточках: «Помощник по общественным связям» и «Помощник национального советника по безопасности в вопросах политики». Как и Захаров, и многие другие русские в ЦАР, они оба из Петербурга — родного города  Путина и Пригожина.

Скопылатов, более утонченный, раньше работал на Александра Ходоска, депутата Заксобрания Петербурга от Единой России, бывшего высокопоставленного военного. Незадолго до того, как переехать в Банги, Скопылатов якобы фигурировал в коррупционной сделке Министерства обороны с недвижимостью.

Александров активен на националистических форумах, посвященных русскому милитаризму, боевым искусствам и правому дискурсу. В одном посте есть его фотография в майке с надписью «Православие или смерть». В другом у него майка от «Правого Берега», петербургского бренда, популярного у неонацистов и футбольных фанатов.

На этой фотографии Александров оказался в одном кадре с автоматом Калашникова

Их объединяет опыт в пиаре. Александров был промоутером системы скидочных карт Go! Peterburg. Скопылатову принадлежала пиар-фирма Image Service, которую он закрыл в ноябре. Они приехали, чтобы воплощать на месте российскую стратегию коммуникаций, им гораздо лучше удается общение с элитой Банги и с местной богемой, чем их солдатского вида согражданам.

Для президента Туадера российская помощь пришла как раз вовремя. Через два с половиной года после избрания на пост ему нечем похвастаться. У него не получается сдержать обещания и оживить экономику страны, восстановить безопасность. Пятая часть населения — беженцы внутри страны или за ее пределами. Вооруженные банды продолжают драться за контроль над природными ресурсами, практически не обращая внимания на присутствие контингента ООН в 11 тысяч человек, который постоянно критикуют за бездействие. Франция завершила свою военную миссию в стране в 2016 году, и теперь многие жители ЦАР считают, что их бросили на произвол судьбы.

Члены пропрезидентского Движения Объединенных Сердец (Mouvement Coeur Unis) в майках с его портретом 1 декабря 2018 года

«И теперь нас критикуют за то, что мы ищем других партнеров. Это что, шутка?»,— говорит Тьерри Камач, министр окружающей среды ЦАР и богатый бизнесмен. Он пьет хорошее французское вино в «Карре Гурман», ресторане в Банги, популярном среди экспатов и богатых центральноафриканцев.

«Мы свободная страна. Русские пришли, и люди счастливы. Это новая эпоха для Центральноафриканской республики».

Виктор Токмаков, первый секретарь посольства, говорит, что Россия счастлива восстановить старые связи в регионе. «У России издавна есть интересы на африканском континенте. Мы решили вернуться. Мы хотим развивать экономический обмен с ЦАР, но мы можем это сделать только в условиях мира и безопасности. Поэтому мы пытаемся помочь в этой области».

Общее мнение на улицах Банги: Россия — новый партнер, который помогает развивать страну. При этом объем российских инвестиций в страну на самом деле очень невелик. Как и в других частях света, где Россия расширяет свою сферу влияния, российское правительство оперирует ограниченным бюджетом.

Добиваться целей России помогают, в том числе, частные компании, тесно связанные с государством, такие как Sewa Security и Lobaye Invest.

«Политические и экономические цели связаны»,— говорит Тьерри Виркулон, аналитик по Центральной Африке в International Crisis Group. Он не сомневается, что «Вагнер» работает в ЦАР. «Эти компании работают на кремлевскую фирму, “Вагнер”. Их цель — заработать».

Он указывает, что во многом Россия просто переняла американские подходы, в частности, наем частных военных компаний, тесно связанных с государством.

И приводит в пример Blackwater, оставивший след Ираке и в Афганистане. В конце концов, это США первыми ввели эту модель.

В местных медиа, впрочем, интерес к мелким деталям незаметен. Они все больше принимают сторону России. Даже относительно мелкие подарки — спортивные снаряды школам, или батут для детского сада — освещаются максимально подробно.

Говорят, правда, что некоторые местные журналисты брали деньги за пророссийские статьи. «Тут прессу надо стимулировать. Если кто-то хочет, чтобы о его действиях написали, надо заплатить журналисту, — говорит Янник Налимо, гражданский активист, который регулярно подкармливает местных блоггеров и газеты. — В центральноафриканских СМИ не бывает рекламы, а журналистам нужно выживать».

В то же время в прессе замечена кампания против миротворческой миссии ООН, Франции и некоторых французских журналистов: их обвиняют в попытке дестабилизации обстановки в стране.

Похоже, что Запад то ли не хочет, то ли не может противостоять российскому напору. Недавние французские попытки сыграть в дипломатические салочки провалились. То же происходит и с Евросоюзом, который тренирует вооруженные силы ЦАР — но не поставляет оружие. В списке стратегических целей США Африка никогда не занимала первые места, и для Америки ситуация, в которой русские энергично занимают их место в ЦАР и других подобных странах стала сюрпризом.

Врасплох Америку застали и другие мирные инициативы России в регионе — включая Судан. До сих пор они не достигли успеха, но русские не сдаются. Одновременно они все более активны в Анголе, Эритрее и в других африканских странах. Это часть широкого плана Путина по возвращению влияния России за ее пределами. В Африке это напоминает времена холодной войны, когда две сверхдержавы занимали разные стороны в местных конфликтах.

«Тем не менее, возможно, что русские недооценили сложность этой страны, — говорит Виркулон. — Сейчас они не зарабатывают в Центральноафриканской Республике.

Им нужен мир для того, чтобы получить доступ к алмазным месторождениям в зонах, контролируемых мятежниками.

Если его не будет, они могут просто бросить эту затею».

Есть и некоторые признаки сопротивления Запада. Совет безопасности ООН отказывается одобрить планы России поставить вторую партию оружия в ЦАР. Россия ответила попыткой остановить продление мандата миротворческой миссии ООН, чтобы потом воздержаться, когда оно было в конце концов одобрено. Но в шахматной партии в ЦАР Москва уже ведет. Это еще не мат, но у России больше фигур на доске и все более выигрышная позиция.

Далее

Война с разумом