Пропаганда

Токсический мститель

В Таганроге несколько десятков человек отравились таллием. Предполагаемый отравитель написал явку с повинной и сидит под домашним арестом. Но не все в городе верят следствию — руководство завода слишком долго скрывало трагедию. Корреспондент Coda съездил на завод имени Бериева и попытался выяснить, что случилось.

  • Текст Полина Ефимова
  • Фото и иллюстрации Гоги Камушадзе, Полина Ефимова
  • 12 Апр, 2018 Таганрог, Ростовская область

ТАНТК имени Г. М. Бериева находится на окраине Таганрога. В 1934 году амбициозный 31-летний инженер Георгий Бериев организовал свое собственное Центральное конструкторское бюро морского самолетостроения, которое потом стало заводом. Перед войной там строили гидросамолеты. Сегодня авиазавод производит самолеты-амфибии Бе-200 для МЧС. Для Минобороны в ноябре 2017 года запустили первый самолет сверхточного дальнего радиолокационного обнаружения А-100.

Завод режимный. Здесь работают около 7 000 человек. Через открытые ворота виден красный указатель «Зона 20».

Чтобы попасть на завод, нужно позвонить по внутреннему телефону. Вся стенка около телефона исписана номерами. Охранница рассказывает, что есть инструкция, которую она должна соблюдать, когда пропускает людей. Один из пунктов инструкции гласит: «запрещено проносить отравляющие вещества».

В ноябре прошлого года на территорию завода кто-то пронес таллий — то ли по своей частной инициативе, то ли по производственной необходимости. Таллий — это редкоземельный металл, который применяется в промышленности, например сплавы с таллием устойчивы к кислоте. Но к тому же это смертельный яд. Первые признаки отравления проявляются спустя 7-10 дней после приема, диагностировать его довольно сложно, а лечить очень тяжело.

Отравления в трех зонах

Отравления начались в ноябре 2017 года в трех режимных зонах, куда посторонним и даже сотрудникам других отделов вход запрещен.

Первая режимная зона, где были отравления — пятиэтажное здание. Тут располагается специальное конструкторское бюро (СКБ). Здесь на первом этаже работал вместе с двумя коллегами ведущий инженер-конструктор Константин Колесников.

Вторая зона — двухэтажное здание. Здесь больше всех отравившихся. В трех кабинетах работают юристы и специалисты контрактно-договорного отдела. Отравились таллием сотрудники, которые сидели в двух комнатах вдоль стены. Самое странное, что в соседней, третьей комнате отравившихся не было.

Третья зона — сборочный цех, в котором работал слесарь Максим Терещенко.

Первая жертва

До Нового года никто не знал, что происходило в этих режимных зонах.

В ноябре 2017 года 33-летний ведущий инженер-конструктор завода Константин Колесников ушел на больничный. Следом за ним еще двое его коллег обратились в медико-санитарную часть завода.
Потом к заводским медикам стали обращаться сотрудники из других режимных зон. Симптомы у всех были одинаковые: ломота во всем теле, боли в руках и ногах, тошнота, рвота. Врачи ставили разные диагнозы — гастрит, панкреатит, ОРВИ. После приема лекарств людям лучше не становилось. Но наступили новогодние каникулы. В разгар праздников местные медики людей не лечат.

29 декабря 2017 года у 23-летнего слесаря Максима Терещенко отказали ноги.

— Он рухнул у себя в комнате, — рассказала его мать Светлана Сакевич. — На следующий день сын умер.

Светлана показала свидетельство о смерти, где указан диагноз — «отек головного мозга» (это самое тяжелое следствие отравления таллием). Но с преступлениями на заводе смерть Терещенко полиция пока не связывает.

Ничего о том, что в действительности происходит на заводе, Светлана Сакевич не знала.

Светлана Сакевич

Скоропостижная смерть сына, который до этого ничем серьезным не болел, стала для семьи потрясением.

— 5 января я узнала, что на заводе откуда-то взялся таллий, и пострадало много людей. Думаю, сын отравился, когда заходил по служебным делам в здание к юристам — там находится и бухгалтерия. Максим устанавливал гидравлическую систему на самолеты. Нашей семье даже не выразили соболезнования. Я буду добиваться правды. Если бы администрация завода вовремя оповестила об отравлениях, то не пострадали бы другие люди. Ведь никто не знал, что это — таллий, все думали — обычное отравление, — сказала Светлана.

Когда у специалиста юридического отдела Инны Алейниковой стали выпадать волосы, она обратилась в независимую лабораторию, сдала волосы и в ужасе стала писать на странице завода Вконтакте о своей беде. Ее сообщения тут же удалялись.

Корреспондент Сoda тоже разместил информацию об отравлении на заводской странице в социальной сети, но это сообщение тут же было убрано администратором.

Было — стало: 28 февраля на страничке завода появилась просьба подписать петицию Елены Константиновой, под ней возникло бурное обсуждение. К вечеру того же дня обращение пропало, вместо него появилось официальное заявление Молодежной организации ТАНТК им. Бериева

Петиция Колесниковой

В начале января 2018 года на change.org появилась открытая петиция Елены Колесниковой. Она просила спасти своего мужа Константина Колесникова.

«11 ноября 2017 г. у Константина резко ухудшилось самочувствие: появились острые боли во всех органах брюшной полости и ЖКТ, признаки отравления (тошнота, рвота)», — написала Елена в своей петиции.

Через три дня у него начали выпадать клоками волосы. Диагноз «острое отравление соединениями тяжелых металлов, токсическая энцефалопатия, острая токсическая полинейропатия, токсическая миелопатия» был поставлен только 11 января. Содержание таллия превысило допустимые нормы в 150 раз. В конце месяца у Константина остановилось сердце, но благодаря оперативным действиям реаниматологов его спасли. Он перестал ходить — ноги и руки не слушались, немели.

Также Елена в своей петиции написала: «Отдельно хочу сообщить об имеющемся давлении на нашу семью». В чем это проявилось, она не сообщила.

После курса лечения ее мужу стало лучше, угроза жизни миновала, но его здоровью нанесен непоправимый ущерб.

— Я очень плохо вижу. Не хожу. Передвигаюсь на коляске, — рассказал Константин Колесников.

Ведущий экономист завода Ксения Сергус тоже отравилась таллием. Точный диагноз ей поставили в Москве, в отделении токсикологии НИИ Склифософского.

Слухи об отравлении стали расходиться волнами. Люди стали обращаться в местные СМИ. После первых публикаций в местной печати и в интернете, спустя четыре месяца после первых происшествий, на сайте предприятия появилась информация об отравлении. 6 марта 2018 года руководство завода созвало пресс-конференцию. Факт отравления таллием был признан официально. Но потом информацию об этом с официального сайта предприятия убрали.

Репутация завода важней всего

По официальной версии, отравление таллием получили 28 человек, за медицинской помощью обратились 37 человек. Однако точное количество людей, получивших отравление, неизвестно, потому что они являются сотрудниками оборонного завода — им запрещено говорить под страхом увольнения. По неофициальной информации, количество пострадавших приближается к пятидесяти.

— Люди боятся распространять любую информацию, всех пугают сокращениями, вынуждают молчать и терпеть, — рассказал бывший конструктор Даниил Тонев, который уволился с завода два месяца тому назад. — Город маленький, работать негде, а авиазавод стабильно платит зарплату, хоть и небольшую. Если бы своевременно были найдены ответы на все вопросы, что тут задавались людьми еще в прошлом году, если бы ничего не умалчивалось, а наоборот раскручивался информационный маховик, насколько раньше и продуктивнее можно было бы установить причину недомоганий у пострадавших и начать их своевременное лечение? Сколько людей смогли бы установить связь между своим самочувствием и отравлением и обратились за помощью еще на ранней стадии? И как при таком информационном вакууме можно считать объективным следствие, начавшееся с непонятной задержкой? При таком подходе у людей будет множество вопросов, будут страхи и опасения, вдруг причина отравления совсем другая или отравитель не тот пойман. Репутация завода важнее людей.

Сегодня с журналистами общаются пять человек. Остальные отравленные молчат.

Первый подозреваемый

По факту массового отравления людей, в марте 2018 года, через пять месяцев после первых случаев отравления, Управление МВД России по Таганрогу возбудило уголовное дело. В ходе расследования 3 апреля был задержан инженер-конструктор СКБ Владислав Шульга.

— Он написал чистосердечное признание, — рассказал Александр Попков, адвокат потерпевших.

36-летний Шульга холост, живет с матерью, военнообязанный, ведущий инженер-конструктор СКБ, закончил инженерно-технологический институт.

Два повода для мести

По версии следствия, Шульга два раза подсыпал таллий в кулеры с водой, «на фоне неприязненных отношений к Махмудову С.Р., Хандыго Н.В… имел злой умысел».

Первый раз он решил отомстить своему начальнику, который лишил его долгожданного продвижения по карьерной лестнице. В гараже Шульга извлек из паяльного припоя таллий, разогрев его на водяной бане и собрав в банку из-под витаминов.

Шульга работал на заводе 15 лет и знал, что пронесет через проходную все, что угодно без труда: никакого спецоборудования там нет.

Начальник Шульги сидел в одном кабинете с Колесниковым. У них стояла стандартная 19-литровая бутылка воды с помпой. В эту воду Шульга, по версии следствия, и подсыпал таллий. Отравились Колесников и двое его коллег. Пострадал ли начальник Шульги, неизвестно.

Что еще почитать
Дело врачей: почему российские доктора боятся оперировать
Мусор для Цветаевой и Паустовского: кто травит старинную Тарусу?
Трагедия как день сурка

Второй раз Шульга решил отомстить юристу Сагилю Махмудову, который тоже работает на авиазаводе. В октябре 2017 года Шульга на своей «Волге» задел машину юриста — повредил зеркало. С места происшествия Шульга уехал. Решить вопрос мирно и заплатить Махмудову 20 000 рублей Шульга отказался. Махмудов подал в суд. Шульгу лишили прав на год за выезд на встречку и оставление места ДТП. По версии следствия, это стало поводом для еще одной мести.

При обыске у Шульги нашли антидот — тиофосфат натрия, который как раз применяется при отравлениях солями металлов.

Шульгу поместили под домашний арест на два месяца по статье о причинении вреда здоровью средней тяжести (часть 2-я статьи 112-й УК РФ). Ему надели электронный браслет. Жить он будет в 800 метрах от Таганрогского районного суда. Здесь находится квартира, где Шульга живет со своей матерью Светланой. Дом — современный, построен в элитном микрорайоне «Русское поле».

На тротуаре у дома припаркована старая «Волга» Шульги. На капоте длинная царапина. Машина старая, неухоженная, около двери, внизу — дырка от ржавчины. Внутри машины — грязно. Номер прикручен проволокой. Сиденья покрыты старыми, грязными, темно-коричневыми самодельными накидками.

— Надо исключать шизофрению, назначать судебно-психиатрическую экспертизу, — считает психиатр Ольга Бухановская (дочь психиатра Александра Бухановского, составившего психологический портрет маньяка Чикатило).

Но судебно-психиатрическая экспертиза пока не назначена.

Месть не удалась

В виновность Шульги пострадавшие не верят.

— Он иногда заходил к нам по рабочим вопросам. И уходил. Все были на виду. Ключ от кабинета всегда находится у нас. Незаметно сделать ничего нельзя, — говорит Константин Колесников.

— Что-то в этом деле не так. Главные обидчики Шульги — его начальник и юрист завода Махмудов не пострадали. Месть не удалась, — сказал Даниил Тонев.

В интервью «Комсомольской правде» Махмудов говорит, что врачи поставили ему диагноз «отравление солями таллия легкой степени». Но справок его коллеги не видели.
Махмудов ходит на работу. Корреспондент Coda позвонил ему по внутреннему номеру и спросил:

— Как вы себя чувствуете?

— О состоянии моего здоровья вы можете спросить у главного врача нашей медико-санитарной части, — ответил юрист Махмудов.

— Мне сложно поверить, что Шульга — отравитель. Как он мог незаметно поднять воду из кулера и насыпать туда порошок, ведь вода-то обязательно прольется, — считает Ксения Сергус.

— Почему Роспотребнадзор при проведении проверки не обнаружил следов таллия в кулерах, куда якобы подсыпал яд Шульга? — спрашивает Инна Алейникова.

— Домашний арест несоразмерен с тяжестью совершенного преступления, — уверен адвокат потерпевших Александр Попков. — Четырем моим подзащитным причинен тяжелый ущерб здоровью. У Константина Колесникова два раза была клиническая смерть. Расследование ведет дознаватель местного УВД. Это очень странно. Более трех десятков человек получили отравление. У людей выпадают волосы, отказывают ноги и руки. При этом сотрудников завода следствие отказывается признавать потерпевшими. Это дело должен рассматривать Следственный комитет. А он молчит.

Адвокат Александр Попков

Другие версии: самолеты и мыши

Производственную версию отравления пострадавшие отрицают. Хотя отравления начались в середине ноября — в тот момент как раз заканчивалась работа по запуску летающего радара А-100. Этот проект реализовывался на заводе впервые. Но Колесников говорит, что таллий не используется на заводе при сборке самолетов.

Даниил Тонев высказал предположение, что таллием могли травить тараканов и мышей. Их на заводе много:

— Здание столовой находится рядом со зданием, где на первом этаже сидели пострадавшие. Может, потравили мышей таллием, а они и побежали вдоль стен? — говорит Даниил Тонев.

Был ли отравитель?

Несколько человек сегодня проходят специализированное лечение в институте Склифосовского. До окончательного выздоровления еще очень далеко: таллий накапливается в организме человека, выводится на протяжении нескольких лет, причиняя человеку страдания. Это — очень коварный и опасный яд.

Поскольку сотрудники завода не уверены в том, что следствие поймало настоящего отравителя, они нервничают и считают, что никто не застрахован от очередного отравления.

А местные жители, с которыми удалось поговорить, уверены, что руководство завода всеми правдами и неправдами открещивается от случившегося потому, что не хочет выносить сор из избы и выплачивать пожизненную компенсацию сотрудникам авиазавода, которых сегодня полиция отказывается признавать пострадавшими.

Ядовитый газ и токсичный фильтрат: примеров успешной рекультивации свалок в Подмосковье просто нет — до сих пор звучат только обещания и суммы, которые потребуется вложить, чтобы превратить горы мусора в парки и горнолыжные склоны.

Еще в журнале

Война с разумом

Кто спасает Русское Царство от демона Ифона Coda отправила своего корреспондента в Екатеринбург, чтобы разобраться, кто и как борется за духовное будущее России, и нашла старца-харизматика и полезные знакомства.
Секс, наркотики, интернет А также карты и деньги: то, о о чем не говорят с детьми в школе, а надо бы.
Пролетая над мусорной кучей Когда едешь к мусорному полигону, заблудиться нельзя: чудовищная вонь начинается за километр. Coda полетала над Тимохово, самым большим полигоном твердых бытовых отходов в Европе.
Мусор для Цветаевой и Паустовского: кто травит старинную Тарусу? 26 марта жители города Таруса пришли протестовать против незаконной свалки, возникшей на частной территории в черте города. Coda отправила туда своего корреспондента, чтобы разобраться откуда в городе взялись горы мусора и что с ним планируют делать.