Лженаука

Страх, стигма, недоверие

Как становятся ВИЧ-отрицателями

В России эпидемия ВИЧ. В цифрах она выглядит так: по официальным данным, больше 900 тысяч человек заражены, лечение проходит меньше 300 тысяч.

Человек, только что узнавший свой диагноз — заболевание, которое во всем мире в последнее десятилетие перестало быть смертельным, — в нашей стране должен пройти все круги ада для того, чтобы получить терапию и добиться приемлемого качества жизни. Многие этого не делают. Дарья Литвинова в своем огромном репортаже исследует ВИЧ-диссидентство как психологическую защиту. Люди отрицают болезнь не потому, что они религиозные фанатики, глупые или бедные, чаще всего это происходит из-за того, что другого выхода у них просто нет.

Читайте интерактивный материал Coda Story

Coda изучила восстание в Кенгирском лагере 1954 года, когда заключенные изгнали охрану, установили самоуправление и больше месяца жили свободно, хоть в осаде.

Еще в журнале

Война с разумом

Дело врачей: почему российские доктора боятся оперировать Елену Мисюрину выпустили из-под стражи, но еще не оправдали. И доктора считают это счастливой случайностью, а атаку на профессию — нет
Запрещенные лекарства Coda рассказывает о проблемах, с которыми сталкиваются многие российские пациенты и их родные, вынужденные самостоятельно добывать жизненно необходимые, но не доступные в нашей стране препараты.
Как сдать ЕГЭ и не сойти с ума Дети в аду, родители в мыле: подготовка к единому госэкзамену вышла на финишную прямую. Coda выяснила, как и зачем среднее образование реформировали таким образом, что в старших классах дети не учатся, а только готовятся к ЕГЭ.
Бананы в тайге или сибирская язва Глобальное потепление существует, и оно не делает наш холодный климат лучше. Вместо расширения распашки и сибирских субтропиков нас ждут забытые болезни, ураганы и коллапс инфраструктуры.