Пропаганда

Пропаганда: как с ней жить и нужно ли с ней бороться

В самом понятии пропаганды нет ничего дурного. Пропагандировать можно благотворительность, безопасный секс и чтение. Но в российских условиях это понятие означает нечто совершенно иное.

  • Текст Редакция Coda
  • Фото и иллюстрации Софо Киртадзе
  • 27 Mar, 2018

В самом понятии пропаганды нет ничего дурного. Латинский глагол propagare означает всего лишь «распространять». Пропагандировать можно благотворительность, безопасный секс и чтение.

Но в российских условиях пропаганда имеет только одно значение: агрессивное насаждение лояльности власти и упоение ее успехами, причем с огромным перевесом во внешнюю политику в ущерб внутренней.

Ярче всего порочность этой системы проявляется в первые часы национальных бедствий. В соцсетях и мессенджерах множатся панические слухи о количестве жертв, самым оперативным репортажем с места событий оказывается анонимный канал в Telegram или стрим в YouTube — а федеральные телеканалы с миллиардными бюджетами и тысячами сотрудников продолжают транслировать ток-шоу с обсуждением новых коварств Запада.

Пропаганда часто становится одним из элементов «административного ресурса» и орудием расправы с политическими оппонентами: съемочные группы беспрепятственно проникают в больничные палаты, а кадры оперативной съемки с компроматом транслируют по центральным каналам.

При этом каждый индивидуальный винтик пропагандистской машины чаще всего осознает, чем ему приходится заниматься. Они могут объяснять это материальной зависимостью (“у меня ипотека”) или придумывают себе какие-то другие оправдания, но кажущаяся незыблемой система на самом деле держится в основном на конформизме, а не на убеждениях.

При этом необходимость позитивной пропаганды никто не отменял, и ее отсутствие тоже приводит к трагическим последствиям в национальных масштабах. Никакое повторение постных и лицемерных слов про «духовные ценности» не поможет, когда подростки просто не в курсе связи между сексом, беременностью и венерическими заболеваниями. Им просто некому объяснить, потому что половое воспитание считается вредной импортной заразой, противоречащей эфемерным «духовным ценностям». Даже когда в государстве принимаются здравые законы, само государство при всех своих возможностях не в состоянии донести до общества их нужность.

В этом разделе мы будем писать про все виды пропаганды — плохой и хорошей, эффективной и бесполезной, государственных и частных инициативах, и к чему они все приводят.

Читать дальше

Чуда не будет

Cтрах перед наукой, ощущение собственной униженности и желание реванша, отвращение ко всякой серьезной умственной работе и жадность приводят к печальным последствиям.

Еще в журнале

Война с разумом

«А за электричество я плачу самогонкой» Как умирают деревни Адищевского сельсовета Костромской области (спойлер: так же, как и все остальные в Центральной России).
Вниз по мертвой реке Можно ли убить реку? Coda выяснила, что можно: канализация, скотобойня, токсичное производство и элитное жилье превращают приток Дона в зловонный ядовитый ручеек.
Принять нельзя уволить Корреспондент Коды обратился к специалистам по трудовому праву и жертвам дискриминации на рынке труда с одним вопросом: к каким последствиям могут привести предлагаемые Путиным и правительством антидискриминационные меры, и помогут ли они работникам-«предпенсионерам» не стать жертвами массовых сокращений на фоне ожиданий повышения пенсионного возраста.
Милый мой бухгалтер Считается, что Россия — один из лидеров по количеству женщин на высших управленческих позициях. Coda выяснила, что речь идет о главных бухгалтерах, которым постоянно грозит тюрьма.
Американцы испугались русского супероружия (на самом деле нет) Старая, как ВПК, схема: если мощно, на публику бояться врага, можно получить больше денег на вооружения. В Москве гонку вооружений обслуживают государственные информагентства, в Вашингтоне им подыгрывает крошечный журнальчик.