Пропаганда

Привет, оружие!

Парализованный психиатр подписал журналисту Coda справку на отсутствие противопоказаний для владения оружием. После трагедии в Керчи, когда молодой человек, склонный к массовым убийствам, получил разрешение и купил ружье, редакция Coda решила выяснить, как такое могло случиться? Можно ли в России пройти медицинское освидетельствование для получения лицензии на оружие, не выходя из дома? Не будем нагнетать интригу: нашему корреспонденту это удалось.

Я пошел самым простым путем, спросив у «Яндекса», где в Москве делают справку на оружие. Поисковик показал много предложений, но большого смысла перебирать преимущества медицинских центров не было. На сайте med-spravki.co сказано, что они сделают нужную справку за день. При этом звонить можно круглосуточно и без выходных. С первого раза никто не взял трубку. Набрал повторно.

— Добрый вечер, — говорит девушка на том конце провода, повышая голос из-за орущего ребенка на фоне. Время уже позднее, около десяти вечера. Не удивительно, что малыш капризничает.

— Я бы хотел сделать справку для получения оружия.

— Вам только справка или полный комплект, с диспансерами?

— Вы можете и диспансеры сделать?

— Да, конечно.

— Туда же нужно лично ходить.

— Вы ходить никуда не будете, но по месту регистрации они будут пройдены. Якобы вы туда ходили.

— Они настоящие будут?

— Они настоящие, — диспетчер выдерживает паузу чуть длиннее, чем надо, — Просто по договоренности мы делаем их без вашего присутствия.

— По договоренности с диспансерами?

— Ну да, — пауза еще длиннее, — так же, как и основную справку по форме 002.

— А как же анализы в наркологическом?

— Также делаем, как и все другие справки.

— Я же могу быть психопатом-наркоманом…

— Вы психопат и наркоман? — нервно смеется диспетчер.

— Нет, даже на учете не состою. Просто хочу, чтобы они были настоящие.

— Они будут настоящие. Скажите фамилию, имя, отчество, дату рождения… Очки носите?

Я честно сказал, что очки не ношу. Это была самая быстрая проверка зрения в моей жизни. Девушка уточнила прописку и сказала, что надо проверить, есть ли у них договоренность с диспансерами в моем городе. Я прописан в подмосковном Наро-Фоминске. Через двадцать минут Ольга (мы уже познакомились) перезвонила и подтвердила, что договоренности пока нет, но это не проблема. Специалисты центра свяжутся с нарофоминскими медиками и все решат. Стоимость полного комплекта документов с доставкой составила 6750 рублей, из которых 1750 — это доставка до порога.

Липовая «справка от нарколога», выданная нашему корреспонденту

Через день курьер доставил мне конверт со справками и ксерокопию лицензии ООО «СпецМедПроф», того самого центра, который проводит медицинские осмотры по телефону. Вот это уровень! Даже Кашпировскому нужен был хотя бы телевизор. Молодой человек, доставивший документы, попросил все внимательно проверить. В бумагах была моя фамилия, адрес, дата рождения, ошибок я не увидел. Медицинская справка на типографском бланке, с серией и номером. В ней сказано, что медицинских противопоказаний к владению оружием у меня нет. Там же в конверте были три бумаги: из психоневрологического диспансера, наркологического и заключение, что в моем организме не обнаружено наркотических средств, психотропных веществ и их метаболитов. Прямоугольные и треугольные печати с правильными адресами и телефонами, а также штампы врачей и подписи. Не подкопаться.

«Справка» о том, что в организме нашего корреспондента наркотические средства не обнаружены (их и правда не было!)

Пара моментов все же смущали. Осмотр по телефону проходил восемнадцатого октября вечером, когда диспансеры уже были закрыты, плюс нужно было время на установления «договоренностей». Но справки выписаны тем же днем, и заполнены они не уверенной рукой медика, а как будто школьником, не привыкшим много писать. Беглый поиск в интернете по фамилиям врачей показал, что такие специалисты действительно работают в указанных учреждениях.

Такой врач действительно работал в этой больнице. Правда, справок он больше не выписывает по причине паралича после инсульта.

— Ольга, у меня есть пара вопросов насчет справок, которые мне сегодня привезли, — пишу я оператору клиники в WhatsApp.

— Добрый вечер, слушаю вас.

— Насколько они настоящие? Там стоят правильные штампы, но курьер приехал сегодня утром, и вряд ли он до этого заезжал за ними нарко- и психоневрологический диспансер. И вообще, сегодня суббота, они не работают.

— Конечно не работают, и курьер этим не занимается. Как-то ребята договариваются, делают им. Но прям ход их работы я, естественно, не знаю. Наверное, есть люди. А курьеры только развозят готовые заказы.

— Просто, как бы меня не завернули с ними.

— Не должны. Все сдают, и все нормально.

— Кто может меня подробнее проконсультировать? Все-таки немаленькие деньги отдал.

— Никто вам этого не скажет, и мне. Все делается официально, но обходными каналами.

Чтобы проверить подлинность документов я отправился по адресам, указанным на справках. В регистратуре психоневрологического диспансера обошлось без очереди.

— Мне нужно получить справку для разрешения на оружие, — сказал я через стекло женщине в белом халате.

— Давайте паспорт, и надо чтобы доктор вас посмотрел, — ответила она, и для наглядности показала двумя пальцами сначала на свои глаза, а затем на мои.

— Посмотрите, это ваше? — протягиваю ей желтоватый листок с печатями.

Женщина взяла справку, внимательно на нее посмотрела, затем на меня, и снова на бумажку. После этого она ушла, попросив подождать. Через несколько минут меня пригласили в кабинет заведующей.

— Тут стоит подпись врача, который действительно у нас работал, но он не может ничего подписывать, — говорит Людмила Петровна Временникова, заведующая диспансерным неврологическим отделением. — У Александра Семеновича полтора года назад инсульт случился. Он парализован! Тут еще стоит штамп «На Д учете у психиатра не состоит». У нас такой печати нет, мы ее не ставим. И вверху прямоугольный штамп… Он у нас уже сменился, это старый.

Еще про агрессивную Россию
«Гуманизм — это сатанизм и человекоугодие»
Национал-патриархи идут в набеги
Перед свастикой все равны
Фабрика высших смыслов

Людмила Петровна позвонила заместителю главврача по лечебной части и рассказала об этом ЧП. Дело действительно серьезное. Кто-то выдает справки от лица организации. Она продиктовала номер лицензии клиники, выдавшей документ, и телефон, по которому я проходил медкомиссию. Из-за моего появления в отделении случился небольшой переполох. Медики по очереди подходили ко мне, чтобы посмотреть на волшебную справку, подписанную парализованным коллегой.

Вы наркоман? Очки носите? Нет? Поздравляем, вы годны!

Оставив копии документов и свой номер телефона я поехал в наркологический диспансер. Он, как и психоневрологический, относится к Московской областной психиатрической больнице №23. Там мне подтвердили, что для получения нужной справки надо сначала сдать мочу на анализ, а потом сходить на прием к наркологу. Если все чисто, человек адекватен и на учете не состоит, то ему выдают две бумажки с печатями, которые мне привез курьер двумя днями ранее.

В то время, как я обсуждал в регистратуре подлинность моих справок, мимо проходил молодой мужчина с аккуратной стрижкой, в очках и в пальто. Оказалось, что это и есть Василий Николаевич Краснослободцев, чья печать стоит на моих документах. Он был удивлен не меньше, чем его коллеги из психоневрологического диспансера.

— Как вам такое? Сильно?! — Василий Николаевич кладет справки на стол начальнице, — Печать с моей фамилией и синие печати двадцать третьей областной психиатрической больницы. Но подпись не моя, и я всегда подписываю перьевой ручкой!

— Штампы ваши? — спрашиваю я.

— Похожи… Надо же. — Задумчиво говорит Ольга Владимировна Лапшина, заместитель главврача по наркологии.

— И ведь не доковыряешься! — возмущается Василий Николаевич.

Если делать как положено, то сначала надо получить справки в диспансерах, а потом с ними идти на медкомиссию. Найти изъян в документах смогли только сотрудники учреждений, чьи печати там проставлены. Но какой дурак, купив справку, пойдет показывать ее в диспансер?

— Мы написали заявление в полицию и в ФСБ по этому поводу, — говорит мне по телефону замглавврача Московской областной больницы №23 Эльвира Анваровна Федченко, — Спасибо вам, что вы такую бдительность проявили. В связи с этими керченскими событиями… Это ужас! Так же и наши больные могут получить справку!

У конторы, проводящей «осмотр» для получения справок на владение оружием, обнаружилась лицензия Департамента здравоохранения Москвы.

Теперь оставалось отвезти документы в лицензионно-разрешительный отдел Росгвардии. Я зашел в небольшой кабинет, плотно заставленный столами, на стене две фотографии: Владимир Путин в пиджаке и Виктор Золотов в военной форме и красном берете.

— Здравствуйте, я хочу сделать разрешение на оружие. Посмотрите, я ту справку сделал? — подаю бумаги женщине в форме с капитанскими погонами.

— Да, все нормально, — говорит капитан Алексеенко, внимательно разглядывая справки. Обучение владению оружием уже проходили? В коридоре на стенде есть адреса школ. Вот вам бланк для участкового. Сейф уже купили?

— Дело в том, что эти справки поддельные, — признаюсь я. — Вам вчера должны были позвонить из двадцать третьей больницы.

— Аааа, так это про вас говорили?

Женщина взяла телефон и стала звонить по номеру, указанному на штампе клиники. Продиктовала номер документа, и ей подтвердили, что действительно выдавали такую справку. Получается, что она настоящая, хотя получить ее можно без всяких осмотров. Хромой, слепой, больной. Главное иметь пять тысяч рублей.

— А почему вы сами не пошли к психиатру и наркологу? — подключилась к разговору майор Екатерина Владимировна Шокова.

— Меня заверили, что справки будут настоящие, и это все легально. Ну и вообще хотел проверить, как система работает. Получается, что любой человек может получить разрешение, не вставая с дивана.

— Да я понимаю, о чем вы говорите, — тихо говорит товарищ майор.

— Но зачем вы все это делаете? — спрашивает капитан Алексеенко, — Объясните пожалуйста. У вас проблемы со здоровьем?

— Дело в том, что я журналист, и пишу репортаж о том, как можно получить справки на оружие, не показываясь к наркологу и психиатру.

— Так мы бы вам все равно отказали в ходе проверки, — говорит майор Шокова, — Мы же проверяем каждый документ. Делаются внутренние ведомственные запросы.

— Вот только что ваша коллега звонила, справка прошла проверку, — недоумеваю я.

— «Ноль ноль вторая» прошла, но потом мы бы позвонили в психоневрологический и наркологический диспансер, и там бы ответили, что они вам ничего не выдавали.

Наверное, я ошибался. Оператор в клинике обманывала меня, и их справки нигде не принимают. Уверенный, что выдача разрешений на оружие под надежным контролем, я отправился в наркологический диспансер. Просто для очистки совести и чтобы закрыть вопрос.

— Скажите пожалуйста, вот вы выдаете справки. Вам потом звонят из разрешительных ведомств, чтобы удостовериться в их подлинности? — говорю я, отстояв очередь в регистратуру. Все это время женщина одновременно общалась с людьми в очереди и отвечала на телефонные звонки. По всему было видно, что она устала от такого потока.

— Слава Богу, нет.

P.S. Сразу после выхода нашего репортажа вышла новость о том, что депутаты, внимание, обсуждают возможность наделить Росгвардию полномочиями проверять справки для выдачи лицензии на оружие на подлинность. То есть сейчас у Росгвардии таких полномочий нет! Цитируем дословно:

«По словам Александра Хинштейна, среди предложений — наделение подразделений лицензионно-разрешительной работы Росгвардии правом проверки на подлинность медицинских справок, которые предоставляют кандидаты на получение оружия.
— Сегодня проверять подлинность таких справок Росгвардия не может и вынуждена «верить на слово», — сетует парламентарий.
Это подтверждает зампред комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный («Единая Россия»).
— У нас проблема в том, что, например, медсправку можно купить в переходе за 100 рублей. И полномочные лица лицензионно-разрешительной системы не имеют права ее проверить, — говорит он.»

В конце августа жители Армянска на севере Крыма начали жаловаться на целый букет недомоганий, листва на деревьях пожухла и осыпалась, а все поверхности покрылись странной липкой ржавчиной. Главный подозреваемый — химический завод «Титан», но вместо выяснения реальных причин аварии власти и СМИ России и Украины принялись искать повод обвинить друг друга. Корреспондент англоязычной версии Coda отправилась на место происшествия и выяснила, что местные жители боятся говорить с журналистами, даже если согласны с версией местных и российских властей.

Еще в журнале

Война с разумом

Отравление в Таганроге: версии защиты На таганрогском авиастроительном заводе, где в конце 2017 года произошло массовое отравление таллием, были найдены мышьяк и источники радиации. Корреспондентка Coda во второй раз  отправилась в Таганрог, чтобы встретиться с главным подозреваемым. 
Наказание нищетой В тот момент, когда против человека возбуждают дело по экстремистской статье, он попадает в список Росфинмониторинга и много лет после этого не может пользоваться банковскими продуктами.
Национал-патриархи идут в набеги За лето Мужское государство плотно обосновалось в российском инфополе: всё началось с преследования женщин на Чемпионате мира и закончилось оперативниками под прикрытием и арестами. На фоне свежего вороха дел за возбуждение ненависти по половому признаку, Coda изучила сторонников национал-патриархата изнутри: и в чатах и на тренировках по ножевому бою.
Кучи проблем: что происходит со свалками после закрытия Ядовитый газ и токсичный фильтрат: примеров успешной рекультивации свалок в Подмосковье просто нет — до сих пор звучат только обещания и суммы, которые потребуется вложить, чтобы превратить горы мусора в парки и горнолыжные склоны.
Проголосовали кошельком Налоги, пенсии и рост цен после победы Путина на выборах