Пропаганда

Принять нельзя уволить

Корреспондент Коды обратился к специалистам по трудовому праву и жертвам дискриминации на рынке труда с одним вопросом: к каким последствиям могут привести предлагаемые Путиным и правительством антидискриминационные меры, и помогут ли они работникам-«предпенсионерам» не стать жертвами массовых сокращений на фоне ожиданий повышения пенсионного возраста.

За всю историю своего правления и  во всех своих ипостасях Путин выступал с обращением к нации всего лишь пять раз (если не считать обязательного  новогоднего ритуала и речи 2005 года по поводу 60-летия Победы). Самым первым было обращение 2000 года, посвященное внесению в Думу пакета законопроектов, который в корне менял принципы формирования Совета Федерации и вводил процедуру отстранения от должности губернаторов и спикеров заксобраний. Затем было два экстренных обращения 2002 и 2004 годов, посвященных теракту на Дубровке и захвату школы в Беслане. Наконец, в 2007 году Путин появился на всех экранах страны в связи со смертью Ельцина. С тех пор и на протяжении 11 лет  новых обращений не было. Президент с бокалом шампанского входил в каждый дом с телеэкрана 31 декабря и решал проблемы граждан во время ежегодных «прямых линий», но во всех остальных случаях  его позицию озвучивал либо пресс-секретарь, либо очередной «анонимный источник в президентской администрации».

Обращение президента Российской федерации Владимира Путина, опубликованное в youtube-канале “Эха Москвы”

Пока никто не берется сказать, как именно обращение президента от 29 августа, посвященное повышению пенсионного возраста, повлияло на протестные настроения и повлияло ли вообще, с учетом того, что его посмотрело в два  раза меньше народу, чем  четвертьфинал «Россия-Хорватия».  Куда больший интерес представляют предложенные Путиным поправки к готовящейся реформе, вернее — их возможные последствия. Снижение пенсионной планки для женщин с изначально предполагавшихся 63 до 60 лет, право на досрочное оформление пенсии и «пакет социальных гарантий», который будет в том числе включать «административную и даже уголовную ответственность» за увольнение лиц предпенсионного возраста.  Конкретные предложения по этому поводу уже 1 сентября огласила вице-премьер Татьяна Голикова:

«Будем базироваться на статье за необоснованное увольнение женщины по мотивам беременности или имеющей детей до трех лет (ст. 145 УК РФ)»

Статья 145 УК РФ создавалась, исходя из присущей российскому праву и российской власти логики поддержки женщин,  согласно которой они имеют равные и даже преимущественные права — но исключительно в роли матерей и воспитательниц детей. Теперь в эту же конструкцию собираются вписать и «предпенсионеров», вне зависимости от  половой и гендерной принадлежности.

Андрей Виленский, практикующий юрист, специалист в области трудового права, предприниматель:

«Самое сложное с этой статьей УК -это доказать наличие состава.  Ответственность наступает в случае необоснованного увольнения работницы. То есть помимо самого факта увольнения надо доказать наличие умысла и наличие необоснованности. Это означает, что лицо, совершающее преступление, должно знать, что оно действует заведомо незаконно и что оснований для увольнения, предусмотренного законом, у него нет».

Проблема в том, что статья 145 Уголовного кодекса РФ, как и дублирующая ее состав статья 21 Трудового кодекса, защищают исключительно тех, у кого на момент беременности или до достижения ребенком трехлетнего возраста уже есть закрепленное за ними рабочее место. Именно поэтому дел по уголовной статье так мало — основная масса споров решается при помощи трудового, а не уголовного законодательства, в «автоматическом» режиме:

Читайте еще о пенсионной реформе в России
Пенсия или смерть
Тяжелее, чем работать

Решением от 17.12.2009 Качканарский городской суд Свердловской области признал действия ОАО Сберегательный банк Российской Федерации в лице Качканарского отделения N 8057 по вручению Комаровой предупреждения о сокращении должности и извещений об изменении штатного расписания, сокращении ее должности не соответствующими закону и обязал ОАО Сбербанк России не производить в отношении Комаровой Инны Александровны мероприятий по ее сокращению до исполнения детям 3-х лет.

Но тем, у кого работы на момент беременности нет, или тем, кто ее по тем или иным причинам потерял, а также работающим по срочным трудовом договорам от этого не легче. Для них  российское антидискриминационное законодательство носит сугубо формальный характер и не работает. На собеседованиях молодым и в особенности — замужним молодым женщинам первым делом задают вопрос — «когда рожать собираетесь?», и неправильный ответ на него может стоить всех навыков и предыдущих мест работы, указанных в резюме.  Еще больше проблем выпадает на долю тех, кто уже успел стать матерями — правильных ответов на любимые «вопросы кадровиков: «А с кем ребенка оставлять будете? А  кто будет сидеть с ребенком, если он заболеет?», кажется, не существует вовсе. На этот случай лучше всего иметь полностью комплектную семью из нескольких поколений с полным набором бабушек и дедушек с каждой стороны, но и с ними вас могут не взять на работу под любым предлогом.

Александра Орлова, инженерка IT-отдела:

«В Москву я приехала из г. Октябрьский (Башкирия), сперва поступила в Бауманку, оттуда перешла в МИЭТ, потом поступила  на Геологический факультет МГУ. С отцом своего будущего ребенка я познакомилась на практике после второго курса, забеременела и родила — на четвертом.

Я чудом и слезами пристроила ребенка в сад, некоторое время работала в турагенстве, расположенном в здании  МГУ, потом эта работа закончилась и я начала поиски другой. Везде спрашивали, сколько лет ребенку и кто будет с ним сидеть, если заболеет. Несмотря на диплом МГУ, меня не брали никуда, даже в долбаные колл-центры…

Иногда меня открытым текстом отшивали. Точнее, говорили, что я могу отправить документы руководителю, но он их не возьмет, так как у вас даже нет бабушек в Москве.

Мне приходилось кормиться с фриланса — работала на дегустациях, раздавала листовки, подрабатывать промоутером, то есть браться за любой, даже за крайне неквалифицированный труд. Иногда приходилось даже идти в переход с гитарой. Не было денег — не было и нормального жилья. В какой-то момент я пришла в Ринет, ребенку тогда было 5 лет и я полгода проработала в абонентском отделе, а потом еще пару лет в техподдержке. Дальше было уже проще, школьник 9 лет не пугает.

Но! Когда его отец искал работу, его ни разу не спросили про сад, школу, болезни и даже возраст ребенка. Видимо, у мужчин не бывает детей».

«Петр Черепанцев против Российской Федерации»

Дела по 145 статье УК РФ крайне редко оказываются на судейских столах в отличие от от статьи 145.1, карающей за «невыплату заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат»,  что случается регулярно. Судебную практику по 145 статье  не удается найти в интернете даже с самой сильной лупой: согласно данным Судебного департамента при ВС РФ, с 2011 по  первое полугодие 2015 года по этой статье были осуждены всего три человека. С 2015 года  — один человек. Подробности этого дела, дошедшего до Конституционного суда, попали в региональную и даже в федеральную новостную повестку, настолько редким был этот случай. К тому же само разбирательство в КС могло создать довольно опасный прецедент, а именно — лазейку в законе, которая позволила бы увольнять беременных.

18 августа 2016 года мировой судья Шахтинского судебного района Ростовской области  приговорил к 100 часам обязательных работ по ст.145 УК РФ Черепанцева Петра Петровича — владельца и генерального директора ООО «Ростовская Юридическая Компания».

Эта история началась еще в 2015 году. Одна из сотрудниц Черепанцева, ранее принятая им на должность менеджерки по работе с клиентами, забеременела. Если верить тексту приговора, то действовала она в полном соответствии с Трудовым кодексом, то есть получила соответствующую справку в Шахтинской городской поликлинике и положила ее на стол своему начальнику. Спустя некоторое время этой сотруднице понадобилось взять больничный «по уважительной причине в связи с болезнью»,  но когда после этого она  попыталась подать заявление на отпуск  — то получила отказ. Когда Черепанцев точно так же выбросил в корзину для бумаг оба ее заявления о выплате пособий по временной нетрудоспособности, женщина обратилась в трудовую инспекцию и в прокуратуру.

Когда начались проверки, Черепанцев изготовил два фальшивых акта об отсутствии сотрудницы на рабочем месте, и уже на их основании уволил ее приказом.

Глава юридической компании Черепанцев то ли забыл о том, что в УК есть 145 статья , то ли весьма вольно истолковал понятие «необоснованного увольнения». Все существующие юридические комментарии и определения к данной статье и ее клону —  статье 261 ТК РФ однозначно говорят, что обоснованным увольнение беременной женщины может быть лишь в двух случаях: при ликвидации организации или ИП, или по причине окончания срока действия трудового договора. Никаких иных вариантов российское законодательство не допускает.  

Тем не менее как на апелляции в Шахтинском городском суде, так и позднее — в Конституционном, Черепанцев раз за разом пытался доказать что прогулы и иные нарушения трудовой дисциплины могут быть основанием для увольнения беременных, в противном случае у работницы появляется неограниченная возможность для «злоупотребления своими правами». И в обеих инстанциях он  получил отказ. Конституционный суд вынес вполне однозначное определение: «общепризнанная социальная роли женщины в продолжении рода» важнее трудовых прав работодателя, — и оставил  решение Шахтинского горсуда без изменений.

Формально справедливость была восстановлена, вот только проблемы с трудоустройством у беременных женщин и молодых матерей от этого никуда не исчезли. Сложившийся вокруг этого вопроса общественный консенсус склоняется к неформальным решениям и невыносу сора из избы. В такой ситуации добавление в 145 статью пункта о «сотрудниках предпенсионного возраста» вряд ли улучшит их положение.

Андрей Виленский:

«Антидискриминационное законодательство в РФ не то что не работает, а просто не позволяет привлечь  нарушающих его к ответственности. Принимая человека на работу, я руководствуюсь исключительно своими внутренними соображениями, и проверить это практически невозможно.

Вот почему я взял Наташу, а не Машу? Потому что у Наташи ноги длинные, а Маша “пролетела” потому что она “разведенка с прицепом”?

В голову ко мне залезть нереально, так что по факту все эти составы попросту недоказуемы.  Не поможет и аудио-видео фиксация собеседования, для этого предприниматель или HR должен быть полным дураком,  и говорить вот прямо все как есть. Но дураков мало, так что все эти статьи — нерабочая мертвая норма, что в целом характерно для нашего чудовищно архаичного трудового законодательства, которое к тому же сильно перекошено в сторону прав работника».

Основная проблема — именно в недостаточности судебной практики, уверяет нас Юрий Варламов — юрист независимого профсоюза работников образования «Учитель» :

«Судьи, в большинстве своем получавшие образование в советское время либо у советских преподавателей, понятия не имеют, что значит  слово «антидискриминационный» и как с ним работать. Никто не хочет брать на себя ответственность за то, чтобы стать первопроходцем. Поэтому вся ответственность перекладывается на самые высокие инстанции, такие как Верховный суд РФ. Но высшие инстанции далеко, и не каждый работник сможет до них добраться в силу финансовых возможностей или отсутствия достаточного количества времени и сил. А значит, и судебная практика складываться не будет. А без нее ни один спор работника в районном суде в его пользу не закончится. Во многих делах и Верховный суд не может предоставить надлежащей защиты».

Будет только хуже

Все опрошенные нами юристы и активисты профсоюзного движения сходятся только в одном — «инициатива Путина-Голиковой» не только не создаст никаких новых гарантий для «предпенсионеров», но и значительно ухудшит их положение на рынке труда.

Планка востребованности специалиста уже сейчас фактически сдвинулась к 35 годам,  и найти новую работу после этого возраста становится все сложнее и сложнее.

Юрий Варламов:

«Чем больше гарантий устанавливается для какой-то категории работников, тем сложнее им найти работу, так как работодатели опасаются брать на себя такие расходы. Это одна из важнейших проблем, с которой сталкиваются, например, несовершеннолетние. Поэтому любые такие дополнительные гарантии должны появляться в законодательстве не сами по себе, а в сопровождении целого ряда комплексных мер, которые снизят негативные последствия для обеих сторон трудовых отношений. Другой проблемой, связанной с предлагаемой нормой, является ее совершенная несочетаемость с действующим трудовым законодательством.  Уволить беременную женщину по действующему закону практически невозможно, а как быть с работниками предпенсионного возраста? Сможет ли работодатель уволить такого сотрудника по обычным статьям? Смогут ли они договориться об увольнении по согласию сторон без последствий? Скорее всего, запрет на увольнение сотрудников предпенсионного возраста вряд ли будет таким же строгим, как норма, запрещающая увольнять беременных

Все это совершенно очевидные вопросы, без решения которых из обещания Голиковой не получится даже более или менее внятного законопроекта. И если они не будут проработаны до конца , то введение подобной нормы принесет массу вреда».

Андрей Виленский:

«Если добавить в эту статью пункт о лицах предпенсионного возраста — будет все то же самое. Разве что приговоров в судебной статистике станет на пару штук больше. Работодатель будет уворачиваться от исполнения новой нормы любым способом, и мне как предпринимателю его действия будут понятны. Возможна и волна увольнений накануне предпенсионного возраста. Конечно, если человек — хороший и опытный специалист, то его возьмут хоть на пороге пенсионного возраста, хоть за этим порогом, но таких нужных — единицы. Предпринимателям в России и так хватает рисков, и если государство начнет навешивать на них  собес с предпенсионерами, то многие предпочтут от них избавиться, не дожидаясь, пока государство снова ужесточит за это ответственность. “Ничего личного — мы просто минимизируем риски”».

Александра Маркова, бывшая сотрудница Конфедерации Труда России (КТР)  напомнила о том, что в России, как и на Западе в последние годы стремительно расширяется сектор временной занятости.  «Уберизация» рынка труда уж точно не пощадит ни беременных, ни сотрудников предпенсионного возраста

«Значительная часть работников находятся в “серой” зоне, и могут быть уволены в любой момент по желанию работодателя, невзирая на ст. 145 УК РФ. Я сталкивалась с этим лично — меня уволили из редакционно-издательстого центра, как только руководство узнало о моей беременности. И даже работающие по трудовому договору могут быть поставлены в такие условия, в которых они будут вынуждены уйти сами. Это и травля, и необоснованные выговоры, и ухудшение условий труда — например, перевод в отдаленные филиалы компании, куда работник будет вынужен добираться по два часа».

«Патч Голиковой»  не способен смягчить социальные последствия пенсионной реформы, зато может еще больше ухудшить ситуацию на рынке труда, утверждают все опрошенные юристы, предприниматели и работники.  Исправить ситуацию могла бы система квотирования или анонимизация соискателей. Такой эксперимент сейчас проводится в Австралии: несколько государственных учреждений и частных фирм начнут  рассматривать резюме где будет только информация о компетенциях и опыта работы, но не будет сведений о национальности, поле и возрасте претендента. Без подобных радикальных изменений любые попытки «подстелить соломки» будут заранее обречены на провал.

Собственно говоря, работодатели уже начали локауты работников предпенсионного возраста, не дожидаясь пока предложения Путина-Голиковой  превратятся в законопроекты, будут приняты и вступят в силу.

Так, по сообщениям сайта «URA.Ru», на заводе «Уралэлектротяжмаш» готовится массовое сокращение рабочих-мужчин в возрасте около 55 лет. По мнению источника издания, «предприятие хочет заранее избавиться от возрастных работников, чтобы потом не держать их до самой пенсии».

Ситуация выглядит парадоксальной: с одной стороны уязвимые  группы на рынке труда, которые должны в ближайшее время сильно расшириться за счет «предпенсионеров», остро нуждаются  в защите, а с другой — предлагаемые министром изменения в рамках существующей системы могут только ухудшить их положение. Тем временем, данные соцопросов говорят о значительном росте социальной напряженности, и ухудшение положения значительного количества трудящихся едва ли способно его ослабить.

Читать дальше

Город «немух»

«Немухи», немые — так называли в городе Белая Калитва людей, которые с рождения не умели говорить. При изучении истории  забытого концлагеря в городе Белая Калитва корреспонденту Сoda пришлось столкнуться с целым городом немых. Молчали памятники. Молчали люди. Скрывались рукописи и имена.

Еще в журнале

Война с разумом

«А за электричество я плачу самогонкой» Как умирают деревни Адищевского сельсовета Костромской области (спойлер: так же, как и все остальные в Центральной России).
Восемь провалов «мягкой силы» России Несколько случаев из имперской, советской и современной истории, когда у России был отличный шанс укрепить свой имидж мирными средствами, но что-то пошло не так.
Преображение режима Первый демократически избранный президент России Борис Ельцин практически не страдал от отсутствия государственной идеологии. Ему достаточно было декларировать определенные ценности, которые иногда довольно сильно расходились с реальностью, но в которые он, кажется, искренне верил. Coda попыталась по публичным выступлениям выяснить, каковы были ценности ельцинского режима и что от них осталось в наши дни.
Милый мой бухгалтер Считается, что Россия — один из лидеров по количеству женщин на высших управленческих позициях. Coda выяснила, что речь идет о главных бухгалтерах, которым постоянно грозит тюрьма.
Тяжелее, чем работать В июле российская Госдума приняла в первом чтении законопроект о пенсионной реформе. Власти планируют увеличить пенсионный возраст для мужчин до 65 лет, а для женщин — до 63. Военные и силовики по-прежнему смогут выходить на пенсию после 20 лет службы. Возможно, реформа не коснется и других профессий, которые дают право на «досрочную» пенсию. Coda пообщалась с «молодыми» пенсионерами — теми, кто ушел в отставку в 40 лет и раньше.