Пропаганда

Преображение режима

Первый демократически избранный президент России Борис Ельцин практически не страдал от отсутствия государственной идеологии. Ему достаточно было декларировать определенные ценности, которые иногда довольно сильно расходились с реальностью, но в которые он, кажется, искренне верил. Coda попыталась по публичным выступлениям выяснить, каковы были ценности ельцинского режима и что от них осталось в наши дни.

Самоопределение власти: от демократии к безымянности

Ельцин

Ельцин определял свой режим идеологемой «демократия». О демократии он и его сторонники, в том числе и молодой Путин, и сегодняшний архитектор его избирательных триумфов Кириенко, говорили постоянно. Но в их словах этот термин приобретал своеобразный, эмоциональный смысл — сказывалось отсутствие сильной политической традиции. Поэтому прежде всего под демократией подразумевался рынок и декоммунизация, а также состязательные выборы в довольно поверхностном понимании.

Поэтому вместо того, чтобы строить настоящую, как говорят политологи, консолидированную демократию, четкий и отлаженный механизм, он создал режим ручного управления, в котором демократия была там, где ему этого хотелось. Ельцин ассоциировал демократию со своей личностью. Он у власти — демократия в России есть, он проиграет — демократия погибнет. Это позволяло ему без зазрения совести допускать фальсификации на выборах, иметь карманных журналистов и использовать грязные политические технологии. Так оно и было — когда он ушел, проявления демократии, что в России все же были, быстро улетучились.

Путин

«Молодые государственники» во главе с Путиным, были вынуждены работать с ельцинскими идеологемами, и очень неспешно «перековывать» систему ценностей. Путинские идеологи чаще вкладывают новые смыслы в старые символы, чем создают новые.

Для многих сегодняшних сторонников Путина термин «демократия» стал ругательным еще в конце 90-х. Но сам президент активно использовал его в положительном контексте и в 2012, и в 2016, и в 2018 годах — от этого зависит его международная легитимность. Поэтому Кремль уже много лет пытается сконструировать свою концепцию демократии, которой можно было бы объяснить путинский режим, не меняя конституцию.

Но получается не очень убедительно. Возможно, именно поэтому слово «демократия» в положительном ключе сегодня звучит в основном на камеры иностранных журналистов. А для российского потребителя на замену провального концепта русской уникальной демократии конструируется новая, впрочем, тоже довольно слабая и размытая манипулятивная идеологема — Патриотизм.

Поэтому кремлевская пропаганда сегодня все же нападает на демократию как идею, впрочем, очень осторожно — переписывать Конституцию никто не хочет. Очень редко можно увидеть прямую идейную критику этой концепции. Но ничего достойного вместо демократии они предложить не могут. Путинский режим безымянный, и даже в терминах политической науки его сложно описать двумя словами.

Русские за рубежом: от дружбы народов к «русскому миру»

Ельцин

После распада СССР миллионы русских вдруг обнаружили себя меньшинствами в государствах СНГ. Отношения с титульными нациями почти всегда складывались неудачно, порой это доходило до травли и кровопролития. Они надеялись на защиту и покровительство Москвы. Но ельцинский режим не стремился им помогать. Перед ним стояла другая, более трудная проблема — обеспечить мирный «развод» советских республик, не допустить полномасштабной войны.

Ельцин мало говорил на эту тему. Но очень хорошо показывает его позицию по «русскому миру» роль России в приднестровском конфликте. Тогда президент сделал все, чтобы остановить бойню, но пророссийские интересы ПМР волновали его гораздо меньше отношений с Кишиневом. Когда началось насилие, знаменитой 14-й армии сурового Александра Лебедя было приказано строго соблюдать «вооруженный нейтралитет» — остановить насилие одной угрозой своего присутствия. Командарм действовал очень осторожно и конституционно — тогда это слово еще что-то значило и для военных. Остановив активные боевые действия, Лебедь дал возможность Ельцину начать переговоры с Кишиневом.

Очень похоже действовал Ельцин и во время юго-осетинского конфликта 1991-1992 гг., когда проигнорировал просьбы Цхинвала о вхождении в состав России. Дружба со странами СНГ и одобрение международного сообщества были для президента гораздо важнее, чем национальные интересы верных России экспатриантов. Ельцин вмешивался в конфликтные ситуации «русского мира» очень ограниченно и только тогда, когда проливалась кровь. Поэтому для русских Украины и Прибалтики он не делал абсолютно ничего.

А в недавно опубликованных телефонных переговорах с Клинтоном, Ельцин вообще использовал карту «русского мира» чтобы очернить своих оппонентов-коммунистов. «Больше чем половина из них (коммунистов) настоящие фанатики. Если они победят, они уничтожат все. Это будет означать гражданскую войну. Они захотят изменить границы между республиками. Они хотят вернуть Крым, а, возможно, и Аляску», — запугивал он президента США в апреле 1996. Пересмотр границ для него — злодеяние, которое разрушит систему дружбы народов.

Путин

Последние несколько лет в риторике Путина важное место занимает национальный вопрос. Прежде всего это концепция «русского мира». Она звучит весьма умеренно из уст президента, но часто приобретает агрессивные смыслы. На деле же путинский режим поддерживает русских за рубежом только тогда, когда это надо ему. И чаще всего эта помощь выражается в военных операциях. Но геополитические цели для путинского режима куда важнее, чем реальная защита русских за рубежом. Например, Россия все еще не признает независимости Приднестровья, 97% жителей которого сказали «Да» России еще в 2006 году. Политическая практика показывает, что русский мир — это не про сообщество людей, объединенных одной культурой и ценностями, а скорее про геополитические интересы путинского режима.

Часто Путин говорит и о возвращении соотечественников. Но это лишь слова — в России так и не принят закон о репатриации, — а такие законы есть не только в Израиле, но и во многих странах Европы. Вместо него — закон о носителях русского языка и программа возвращения соотечественников, которые на деле не делают жизнь легче беженцам из ДНР.

Отношения федерального центра и регионов: от «угощения» суверенитетом к назначению губернаторов

Ельцин

Ельцин считал сильные регионы одним из главных элементов федералистской демократии. Широко известна его фраза «берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить», которую он впервые произнес 1990 году. Эта фраза — суть его воззрений на устройство России. Но его действия далеко не всегда соответствовали этим словам.

Вскоре это кредо обернулось для него большими проблемами. Сначала чеченцы поняли Ельцина излишне буквально и попытались «проглотить» весь свой суверенитет и отделиться, что в планы Ельцина не входило. В конце концов это привело к двум кровопролитным войнам. Затем в 1992 году Татарстан отказался подписывать Федеративный договор. Под угрозой новой войны, в 1994 году Ельцину пришлось подписать с Шаймиевым отдельный двухсторонний договор, по которому Татарстан получил беспрецедентную автономию в составе России. Другие регионы изъявили желание подписать такие же соглашения. В итоге Ельцину пришлось выдумывать этой легендарной фразе новый смысл со скрытой угрозой.

Но действия Ельцина противоречили этой фразе не только в ситуациях, где речь шла о независимости. 25 апреля 1993 года в Свердловской области прошел референдум, на котором ее жители проголосовали за превращение ее в Уральскую республику. Республиканцами руководил глава администрации Эдуард Россель — человек лояльный России, регионалист, но совсем не сепаратист.

Но Ельцин счел это опасным, поэтому отстранил Росселя и распустил облсовет, тем самым остановив и движение за республику. Впрочем, это не помешало Росселю выиграть выборы губернатора области через два года, и оставаться им до 2009, — при Ельцине ни у кого и в мыслях не было сажать за сепаратизм.

Путин

Централизация России стала одной из главных задач нового президента, хотя в 1996 году он заявлял вещи прямо противоположные. Сильное государство с мощной вертикалью власти — центральный мотив путинской риторики с первого дня президентства и по сей день. Намерения Путина усилить федеральную власть и ослабить регионы можно услышать даже в самых ранних его речах на должности.

Путинские реформы 2000-2004 годов превратили хаотичный федерализм Ельцина в жесткий путинский унитаризм, в котором регионы не имеют никакой самостоятельности. Закон об отмене губернаторских выборов, которым президент вывел Россию даже из формального определения федерализма, он обосновал трагедией в Беслане.

Показательный риторический результат этой трансформации устройства России — поведение некогда яркого демократа-федералиста Амана Тулеева во время трагедии «Зимней Вишни», когда вместо извинений перед народом он просил прощения у президента.

Свобода собраний: от митингов нацболов к митингам «космонавтов»

Ельцин

Первый российский президент высоко ценил право народа на протесты и митинги. Он и сам часто выступал на них с пламенными речами, особенно в начале своей политической карьеры. Акции в поддержку ельцинского курса 1990-1991 годов стали самыми масштабными в истории России. Например, митинг 10 марта 1991 года собрал более полумиллиона человек. Ельцин был готов выступать перед людьми на улице и в рискованных условиях.

За 8 лет его президентства по всей стране совершенно разные силы, в том числе и коммунисты — прямые противники президента, о которых он много раз высказывался как о главных врагах, провели сотни митингов. Разгоняли уличные акции при Ельцине лишь несколько раз. Первый такой инцидент произошел 23 февраля 1992 года, когда левые и сторонники ЛДПР вышли на запрещенный мэром Москвы Поповым митинг в честь дня советской армии. История с разгоном митинга левой оппозиции повторилась 1 мая 1993 года.

Впрочем, по этим двум событиям не стоит делать выводы о каких-то серьезных ограничениях свободы собраний даже в тяжелейшем для Ельцина и всей России периоде 1991-1993 годов. Меньше чем через полгода никто не помешал резко антиельцинским правым силам провести Русский Национальный Собор, да не где-нибудь, а в Колонном зале Дома Союзов. Среди собравшихся были не только представители ЛДПР, Стерлигов и Невзоров, но и настоящие фашисты из РНЕ Баркашова, которые через несколько месяцев будут с оружием в руках штурмовать Останкино и защищать Верховный Совет. Интересно, что сам Баркашов сегодня является активным сторонником путинской внешней политики, а бывшие члены РНЕ воюют на востоке Украины за ДНР.

После принятия Конституции ситуация в стране стала поспокойнее, и нарушать свободу собраний ельцинские власти перестали. Стали обычным делом массовые протесты против его политики: войны в Чечне, экономического курса, РАО ЕЭС. И даже радикалов почти никогда не наказывали за дерзкие провокации.

Путин

В первые годы Путина митингов никто не хотел. Поэтому в 2004 году Дума приняла спорный закон о митингах без особых возражений со стороны гражданского общества. Этот закон и стал и стал главным оружием борьбы режима со свободой собраний. Он позволял милиции разгонять несогласованные митинги, что примерно с 2006 года происходило постоянно.

Во время обсуждения этого закона президент говорил, что «в условиях нашей действительности никому не нужно ограничивать права, свободу граждан на демонстрации и шествия».

Но в редакции 2004 года этот закон еще не очень людоедский. А вот поправки, принятые к нему в разгар протестов 2012 года, были гораздо жестче. Тогда президенту пришлось оправдываться — доказывать, что закон не репрессивный, сравнивая его с подобными законами в европейских странах. Тогда президент еще говорил о свободе собраний. В 2017 году, когда были приняты еще более жесткие поправки в этот закон, приоритеты путинской риторики меняются. С тех пор он рассуждает о митингах уже не с позиций конституционной законности — эта тематика больше не имеет значения, а исходя из собственной оценки политических сил, организовавших митинг, и их намерений.

Свобода слова в СМИ: от демонстративного невмешательства до чисток

Ельцин

Свобода средств массовой информации входила в список главных ценностей Ельцина. С начала своего правления и до самого конца первый президент России выступал против государственного контроля за прессой и телевидением. И даже вмешательство президента в редакционную политику государственных СМИ он считал абсолютно недопустимым. Порой Ельцин шел на это в ущерб своему рейтингу. Поступился он этим принципом лишь раз — в труднейшем для него сентябре 1993 года, когда закрыл несколько оппозиционных газет.

В следующий раз это почти случилось во время Чеченской войны, в 1994 году. Почти все СМИ тогда обрушились на Ельцина и его правительство с жесткой критикой, которая привела к страшному падению рейтинга президента. Черномырдин тогда сказал, что правительство проиграло информационную войну. Власти грозились закрыть НТВ, 2 и 4 каналы, уволить руководителя ВГТРК (государственной компании, которая тоже критиковала войну!) Олега Попцова. Но дальше обвинений журналистов в непатриотичности и сгущении красок власть пойти не решилась.

У ельцинского режима были «карманные» журналисты, которые нахваливали президента за деньги. Но государство никогда не посягало на право критиковать его. В святости этого принципа президента тогда поддерживали многие — даже Дмитрий Киселев, который в будущем станет главным рупором кремлевской пропаганды.

Путин

Когда бывший сотрудник ФСБ стал президентом, многие опасались, что Россию ждет ограничение гражданских свобод в России. Тогда президент несколько раз уверял, что ничего такого делать не будет. Но уже в феврале 2000 года произошла первая сомнительная история — будущего верного единоросса и советника директора Росгвардии, а тогда журналиста МК Александра Хинштейна милиция чуть не положила в психбольницу за независимое расследование должностных преступлений главы МВД Владимира Рушайло.

Потом был захват НТВ. Этот канал был для Путина большой проблемой. Чего стоили одни «Куклы». Но НТВ рассказывал и более серьезные вещи, исследуя подозрительные учения ФСБ сразу после взрывов жилых домов в Москве, накануне передаи полномочий будущему президенту. Поэтому Березовский и Путин отняли канал у Гусинского. В защиту НТВ высказывались многие известные политики и журналисты, в том числе и сегодняшние пропагандисты Киселев и Соловьев. В результате контроль над НТВ перешел государству через «Газпром-медиа».

Но это было только начало. За следующие несколько лет десятки телеканалов и печатных изданий были или закрыты, или перешли под контроль государства. Влияя напрямую или косвенно, режим получил полный контроль над телевидением, и почти полный над прессой.

При этом Путин неустанно твердил и продолжает твердить про свободу слова и отсутствие в России государственной цензуры. Такое мы слышали от него и в 2004, когда закрыли «Намедни», и в 2011, когда принимали первый закон о блокировке сайтов, и в 2018, когда свободных СМИ почти не осталось, и режим принялся вычищать интернет. Но сегодня Путин говорит о свободе слова, когда надо защитить RT от нападок западных правительств.

Права ЛГБТ: от снисходительного игнорирования к запрету пропаганды

Ельцин

В советском законодательстве «мужеложство» было уголовным преступлением. По этой статье продолжали сажать и во время Перестройки, и в 1991, и в 1992 году. Только в 1993 указом президента она была отменена.

В своих речах Ельцин этой темы никогда не касался, но, судя по всему, относился к гомосексуальным людям вполне терпимо. При нем совершилась маленькая сексуальная революция. Еще в конце Перестройки в России внезапно обнаружилось огромное количество смелых людей нетрадиционной ориентации, которые не побоялись заявить о себе в стране, где гомосексуальность считалась преступной девиацией и каралась по закону.

ЛГБТ-сообщества создавались по всей стране, печатали журналы, проводили акции, устраивали кинофестивали. Еще летом 1991 года в Москве прошел первый ЛГБТ-фестиваль. Появлялись и гей-клубы, «гей-бизнес», движение консолидировалось без каких-либо помех со стороны власти, которая их просто игнорировала.

Многие гомосексуалы говорят, что конец девяностых был для них самым свободным и безопасным временем. И само консервативное российское общество, которому государственная пропаганда не навязывала гомофобию, относилась к ЛГБТ-людям вполне снисходительно. Символическим завершением ельцинской политики по отношению к ЛГБТ стало принятие Россией в 1999 году МКБ-10, в которой гомосексуальность не упоминается как болезнь.

Путин

Счастливая пора российского ЛГБТ-движения продолжилась во время первого срока Путина. Серия соцопросов, проведенных с 1989 по 2013 годы, показала, что наиболее терпимо россияне относились к однополой любви в 2005 году. Переломным стал 2006 год, когда ЛГБТ-сообщество попыталось провести первый гей-парад в Москве. Мэр Москвы акцию запретил. Началось публичное обсуждение ЛГБТ-проблемы представителями власти. Выяснилось, что очень многие популярные политики, лидеры общественного мнения, звезды — ярые гомофобы. Путин тогда высказался более толерантно чем мэр Москвы, но тоже против акции. В итоге с тех пор все попытки провести гей-парад в Москве или в других городах заканчивались неудачно — ЛГБТ-активистов разгоняли или сотрудники правопорядка, или общественники-гомофобы, православные фундаменталисты. Или все вместе.

Те же слова, сказанные в 2007 году, он до сих пор почти слово в слово повторяет каждый раз, когда его спрашивают о правах ЛГБТ в России. Путин уважает их права, они полноценные граждане России. Интересно, что почти каждый раз, когда разговор заходит о геях, Путин утверждает, что общается с ними и вручает им государственные награды. но для него важнее демография. По мнению президента, пропаганда может заставить человека сменить сексуальную ориентацию. При этом президенту не чужды довольно гомофобные шуточки.

Главным формальным ударом по правам ЛГБТ-сообщества стал закон о пропаганде гомосексуализма 2013 года. ЕСПЧ признал его дискриминационным. А на риторическом уровне гомофобия в России выражается прежде всего в очень агрессивной пропаганде и отсутствии этического запрета на человеконенавистнические и провокационные высказывания о геях для представителей власти.

Религия: от намеренного самоустранения к византийской симфонии

Ельцин

Иногда утверждают, что когда-то Ельцин признавался в том, что он атеист, но документально это не было подтверждено. Президент всегда стремился создать себе имидж если не религиозного, то, как минимум, дружественного религии человека. Еще до крушения СССР Ельцин действовал в интересах верующих. Например, впервые Рождество было объявлено выходным днем в 1991 году именно благодаря нему. Потом он провел возвращение РПЦ собственности и реабилитацию священников-жертв большого террора. Всю жизнь Ельцин старался поддерживать дружеские отношения с патриархом Алексием II. При этом президент порой не стеснялся говорить довольно откровенные вещи о своих религиозных взглядах. А когда ушел в отставку, посетил святыни Израиля.

25 ноября 1990 года был принят закон РСФСР «О свободе вероисповеданий», в котором были прояснены отношения государства и религиозных учреждений, а также религиозные права гражданина. Этот закон окончательно утвердил новую модель светскости России, в которой религиозные дела предоставлены гражданскому обществу, а государство не имеет никаких прав на репрессивное вмешательство. Атеисты и верующие всех конфессий были уравнены в правах, а людям, чья вера предполагает пацифизм, была гарантирована альтернативная военная служба. Это был необходимый для демократического государства правовой минимум.

Вскоре это полное самоустранение государства из духовной сферы жизни стало приносить свои негативные плоды. Беспрепятственно вели свою пропаганду религиозные фундаменталисты, создавались тоталитарные секты. Ельцин осознал это, и стал трудиться над новой системой отношений государства и религиозных организаций. В 1995-1996 годах при президенте создается ряд органов, которые занимаются религиозной политикой. Но всех этих мер было мало, и в 1997 году Ельцин подписывает новый закон «О свободе совести и религиозных объединениях». За четыре года риторика законодателя сильно меняется: если закон 1993 года утверждает права, то закон 1997 года говорит о традиции и историческом развитии. В преамбуле признавалась особая роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, подчеркивалось, что христианство является неотъемлемой частью исторического наследия народов России. Этот закон, написанный при активном содействии церковников, повысил юридический статус РПЦ, лояльного ислама, буддизма и иудаизма на фоне иностранных конгрегаций и новых сект. Самые серьезные ограничения закон создавал новым конфессиям и церквям: теперь чтобы зарегистрировать религиозное объединение, нужно было доказать, что оно существовало в стране более 15 лет, то есть минимум с 1981 года.

Путин

Второй российский президент сохранил поздне-ельцинскую модель взаимоотношений государства и церкви, президента и религии, развил ее и приумножил. Путин тоже старательно поддерживает имидж верующего — на каждую Пасху мы видим его в храме. Он дружелюбно общается с представителями всех «традиционных религий». К этому идеологическому кластеру относятся: православие РПЦ, ислам трех главных лояльных объединений (ЦДУМ, СМР, КЦМ СК), ламаистский буддизм Калмыкии и Бурятии, а также иудаизм. Недавно президент обратил внимание и на староверов, но в традиционный перечень они не входят.

К третьему сроку президента выстроилась очень крепкая «византийская» система взаимоотношений государства и традиционных церквей. Государство в целом и президент лично всячески помогают традиционным религиям, а те, в свою очередь, убеждают верующих быть лояльными государству.

Охранительный закон 1997 года вполне устраивал Путина. Такой подход соответствовал воззрениям и целям нового президента, поэтому он не стал принимать нового фундаментального закона о религии. Но уточняющие, порой ограничивающие поправки в существующий закон вносятся почти ежегодно. Хотя некоторые другие поправки, принятые при Путине, наоборот смягчают ельцинский закон. Но у Путина есть другие излюбленные универсальные инструменты запретительной политики. Почти во всех громких историях путинского периода о запрещении религиозных групп, фигурирует понятие «экстремизм». Это и список экстремистских материалов, куда документы свидетелей Иеговы попадали еще задолго до официального запрета, и «экстремистская» статья № 282, по которой, помимо всего прочего, запрещают и секты. И даже скандальная статья 2013 года «Нарушение права на свободу совести» (более известная как «Оскорбление чувств верующих»), принятая властью как реакция на Pussy Riot, используется в религиозной запретительной политике гораздо реже, чем универсальные «экстремистские» статьи.

За лето Мужское государство плотно обосновалось в российском инфополе: всё началось с преследования женщин на Чемпионате мира и закончилось оперативниками под прикрытием и арестами. На фоне свежего вороха дел за возбуждение ненависти по половому признаку, Coda изучила сторонников национал-патриархата изнутри: и в чатах и на тренировках по ножевому бою.

Еще в журнале

Война с разумом

Не только «Кузя»: главные провалы российского военпрома После того, как на авианосец «Адмирал Кузнецов» упал кран и проделал в нем дыру во время ремонта, настало время поговорить о грандиозных проектах перевооружения российской армии, с которыми опять кажется что-то пошло не так.
Проголосовали кошельком Налоги, пенсии и рост цен после победы Путина на выборах
Как здравоохранение стало орудием войны в Украине Поддерживаемые Россией сепаратисты используют медицинские услуги, чтобы заручиться поддержкой местного населения. Украинские власти этого не делают, оставляя восточную часть страны без высокотехнологичной медицинской помощи.
Мусорные тучи Почему жители Подмосковья отчаянно протестуют против строительства мусоросжигательных заводов
Милый мой бухгалтер Считается, что Россия — один из лидеров по количеству женщин на высших управленческих позициях. Coda выяснила, что речь идет о главных бухгалтерах, которым постоянно грозит тюрьма.