Пропаганда

Мусор для Цветаевой и Паустовского: кто травит старинную Тарусу?

26 марта жители города Таруса пришли протестовать против незаконной свалки, возникшей на частной территории в черте города. Coda отправила туда своего корреспондента, чтобы разобраться откуда в городе взялись горы мусора и что с ним планируют делать.

— Молоток у кого-нибудь в машине есть? — мужчина залез на большие железные ворота, закрывавшие вход на промышленную территорию.

Тут же из толпы отделился человек, с небольшой кувалдой на короткой ручке. Один гулкий удар и ворота открылись.

— Добро пожаловать! — активисты, открывшие ворота, напоминали матросов, штурмующих Зимний.

В конце февраля жители Тарусы обратили внимание, что на промышленной территории на окраине города появилась большая куча бытового мусора, которая стала быстро расти. Территорию окружает высокий забор, но с обратной стороны на возвышении находятся гаражи, от которых видно все, что происходит внутри. Сначала фотографии новой свалки появились в соцсетях, а когда запах стал разноситься по городу, жители города всерьез заволновались и стали задавать вопросы. Кто тоннами завозит мусор? Кто разрешил? Что будет, когда потеплеет, если и так уже дышать невозможно? До ближайших домов менее пятисот метров.

Толпа около сотни человек зашла на базу и остановилась в паре десятков метров от мусорных куч. Запах на территории стоял такой, что многие не сдерживались и закрывали лица шарфами. Люди окружили мужчину в черной куртке «а-ля чиновник» и меховой шапке. Это глава городского поселения Таруса Авель Тимофеевич Демкин. Он пришел сегодня поговорить с жителями города.

Уже сейчас около незаконной помойки невозможная вонь. А через неделю-две потеплеет

— Это что такое! Отраву тут навезли! И хотите сказать, что администрация была не в курсе? — люди сразу перешли в атаку, набросившись на главу города.

— Давайте не будем голословными, — пытался перекричать толпу чиновник, — Мы подали заявку в Роспотребнадзор, который приедет и замерит тут все. Поймите, это частная территория, администрация никак не может контролировать то, что тут происходит. Нет таких полномочий. Мусор завозили по ночам, так что никто ничего не видел.

— Мы граждане России, и согласно статье сорок второй Конституции мы имеем право на благоприятную окружающую среду. Правильно? — слово взяла женщина из числа собравшихся. — Мы когда пришли на выборы Президента, то обрадовались, что город проводит опрос по поводу благоустройства. Вот мы сделаем красивую набережную, красивый парк, но кто поедет в русский Барбизон, если тут будет такая вонь? В какое «Золотое кольцо» нас возьмут? Мы будем в цветах и в говне, простите меня. Я по другому не могу сказать. Кто дал право травить жителей города Таруса?

Таруса — не простой город, его действительно называют русским Барбизоном, в честь небольшого французского поселка, где в девятнадцатом веке селились художники, оказавшие большое влияние на всю европейскую живопись. С начала прошлого века в Тарусу приезжали русские художники и писатели в поисках красивых видов и вдохновения, а после войны здесь стали массово строить дачи москвичи, желавшие поселиться в тихой русской провинции.

Поленово, деревня русских художников на противоположном берегу Оки от Тарусы. Фото: Victoria/Flickr

В семидесятых годах Таруса стала пристанищем диссидентов, которым было предписано селиться за сто первым километром. Здесь дожидался выездной визы из СССР Иосиф Бродский, сюда приезжали Гинзбург и Солженицын, здесь жил Святослав Рихтер, Марина Цветаева, Константин Паустовский, Николай Заболоцкий и многие другие. Сейчас численность жителей Тарусы составляет десять тысяч человек, а москвичей, имеющих здесь дачи — двадцать тысяч, и среди них много медийных людей, не готовых терпеть беспредел. Стоит ли удивляться тому, что угроза экологии города вызвала такой бурный резонанс в городе и за его пределами. Помимо запаха, идущего со свалки, есть угроза, что при потеплении загрязненная вода потечет в реку Песочню, протекающую за территорией внезапной свалки и впадающей в Оку.

— Очевидно, что складирование мусора здесь незаконно, — говорит Максим Осипов, кардиолог Тарусской районной больницы, писатель, — Но жизнь должна управляться не только законами, которые у нас в стране очень легко поменять, но и здравым смыслом. Так вот, есть такие места в России, которые имеют общенациональное и общемировое значение. Суздаль, Плес, Михайловское, Таруса. Не надо там строить заводы по переработке привозного мусора, даже если это трижды законно.

Представители администрации города говорят, что на этой территории планировалось производство оборудования для переработки мусора. Причем без демо-площадки. То есть никакого мусора здесь быть не должно даже для для демонстрации работы производимого оборудования. Свалка стала для них таким же сюрпризом, как и для всех остальных жителей города.

Местные жители перерисовали фотографии известных поэтов и художников, живших в Тарусе, “надев” на них противогазы

— Двадцатого марта мы написали петицию в администрацию и собрали пять тысяч подписей, что для десятитысячного города очень много, — говорит Оксана Савоскул, писательница и художница из Москвы, которая живет на даче около Тарусы. — После этого мне позвонил глава города и предложил встретиться. На этой встрече было составлено коллективное заявление в прокуратуру, и после того, как мы отдали это заявление, к делу подключились уже все службы. Роспотребнадзор, экологи и так далее. Мы начали бороться просто потому, что были вынуждены это делать.

Таруса — это классическая, эталонная русская провинция. Кажется, что у каждого советского школьника бабушка жила в таком городке. Таруса находится на высоком, живописном берегу Оки и большей частью состоит из невысоких старых домов и частного сектора. Если бы не кричащие вывески сетевых супермаркетов, уродующих исторические фасады, то можно было бы подумать, что время на этих улицах замерло десятки лет назад, когда по ним ходили Паустовский, Цветаева и Рихтер.

Владельца мусорных куч нашли не сразу. Выяснилось, что территорией владеет компания ООО «Строительная керамика», а мусор завезла компания ООО «Технопресс». При этом, по словам представителей администрации города, никакого договора между двумя юридическими лицами составлено не было.

— По моим сведениям, руководитель «Строительной керамики» написал заявление в полицию, что неизвестные лица завезли на территорию твердые бытовые отходы без его ведома, — говорит Михаил Ивлев, юрист администрации городского поселения Таруса. — Сейчас ведутся переговоры с руководителем «Технопресса» о вывозе этого мусора в кратчайшие сроки. Ни разрешений, ни запрещений администрация города и района дать не может, нет полномочий.

ООО «Технопресс» зарегистрирована в Москве, на 51% принадлежит британской «Дэльрэй Эссетс ЛП» и на 49% Махначу Сергею Леонидовичу, который является и генеральным директором компании. У «Технопресс» есть лицензия на деятельность по обезвреживанию и размещению отходов I-IV классов опасности. Но эта территория в Тарусе не подходит для складирования твердых бытовых отходов. Как сказал юрист администрации Михаил Ивлев, есть целый список требований, которые тут нарушены: отсутствует монолитная бетонная поверхность для хранения, нет системы ливнестоков и очистных сооружений, навесов или тентов, укрывающих мусор, а также не соблюдена минимальная удаленность от жилья. Кроме того, начиная деятельность по хранению и переработке ТБО, необходимо уведомить Роспотребнадзор, чего компания «Технопресс» также не сделала.

Больше всего гражданских активистов смущает то, что общения с народом избегает руководство Тарусского района. Местный житель, который предпочел не представляться, сказал, что заместитель главы района Роман Соловьев был точно в курсе того, что здесь происходит. По его словам, еще неделю назад на этой территории работала его техника. Как утверждают жители Тарусы, Роман Игоревич помимо госслужбы занимается и предпринимательской деятельностью через подставных лиц.

— В связи с этим делом многим поступают угрозы со стороны администрации, — говорит Елена Захарова, внучка Николая Моисеева, первого секретаря райкома Тарусы (40-50 гг). — Здесь же многие люди — это мелкие предприниматели, которые занимаются бизнесом в городе. Говорят, что если будут выступать, то аренду не продлят или по наружной рекламе прижмут. Кислород перекроют, одним словом.

Надпись на плакате: “Здесь хотела бы дышать Марина Цветаева”

Люди, собравшиеся на «народный сход», очень разные, от простых работяг, до творческой интеллигенции, которой в Тарусе очень много. Некоторые пришли с детьми. Особенно выделялась дама бальзаковского возраста в элегантной шляпе, которая осторожно ходила по липкой жиже в светлых замшевых сапогах. Это Даниэла Бравура, жена Марко Бравура, итальянского художника, скульптора и мозаичиста. Последние два года они живут в Тарусе и тоже не остались в стороне от внезапного экологического беспредела. Некоторые люди держали таблички с изображением известных деятелей искусства в противогазах: Рихтер, Паустовский, Цветаева. На одной из табличек был изображен памятный камень, установленный в центре Тарусы. В оригинале на нем написано «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева», но в редакции Оксаны Савоскул, которая подготовила эти плакаты, надпись гласила: «Здесь хотела бы дышать Марина Цветаева».

Храм святых Петра и Павла в Тарусе. Автор: Digr/Wikipedia

По прикидкам экспертов-экологов, в Тарусе, на улице Ленина, 71 складируется около шести-девяти тысяч кубометров твердых бытовых отходов. Если даже начать их вывозить, то это займет много времени, а весну со стабильной плюсовой температурой прогнозируют уже на следующую неделю. Представители администрации города Таруса говорят, что мусор будет вывезен в течение полутора-двух недель на цементный завод ЛаФарж в Ферзиково, Калужской области, который использует мусор как альтернативное топливо. Но тут надо учитывать, что завод использует только сортированные, измельченные отходы: бумагу, картон, пластик, текстиль, дерево, резину, а также использованные покрышки. Подходит ли под это описание мусор, хранящийся в Тарусе — большой вопрос.

На территории стоит измельчитель мусора — это большой красный механизм наподобие бетономешалки, и часть отходов действительно перемолота. Но в тот день, когда сюда ворвалась «возмущенная общественность» никого из сотрудников, занимающихся измельчением мусора, не было. Похоже, что они были в курсе, что приедут гражданские активисты и пресса, и покинули место службы. Тем не менее, на следующий день после «народного схода» на территорию заехали два больших грузовика, которые с помощью крана стали наполнять отходами, но в первую очередь собирали неизмельченный мусор. Как сказали водители грузовых машин, они получили указание вывозить мусор в Ферзиково, планируя делать по шесть-восемь ходок в день. Активисты приехали проконтролировать вывоз мусора и встретили сотрудников прокуратуры, которые строго спросили, что они тут делают, после чего переписали контактные данные для последующего общения на тему вчерашнего незаконного митинга.

Журналист Нигина Бероева, работавшая на всех крупных катастрофах последнего десятилетия, точно знает, чем кончатся проверки торговых центров и кинотеатров.

Еще в журнале

Война с разумом

Товарищ советник и его ножи  Тропические болезни, смертная скука и некомпетентность местных: Россия продолжает посылать военных инженеров и инструкторов в Африку, как это делал СССР, и там ничего не меняется
Секс, наркотики, интернет А также карты и деньги: то, о о чем не говорят с детьми в школе, а надо бы.
Тепловизор и коса: настоящая битва за урожай на Юге России Почему уборка зерна в Ростовской области и в Краснодарском крае превращается в маленькую войну.
Мое личное 11 сентября: как Голландия справляется с трагедией сбитого «Боинга» Почти 200 граждан Нидерландов погибли при крушении «Боинга», следовавшего рейсом MH17 и сбитого над восточной Украиной. Четыре года спустя родственники погибших пытаются совладать как с потоками дезинформации, так и с собственными эмоциями.
Самозанятые выходят с поднятыми руками Попытки вывести огромный сектор экономики из тени пока ни к чему не привели, но репетиторы, уборщицы и няни уже готовы легализоваться — если не перегружать их бумажной волокитой.