Пропаганда

Кто спасает Русское Царство от демона Ифона

Coda отправила своего корреспондента в Екатеринбург, чтобы разобраться, кто и как борется за духовное будущее России, и нашла старца-харизматика и полезные знакомства.

  • Текст Владимир Еркович
  • Фото и иллюстрации Александра Сердюкова, Анастасия Зайцева
  • 9 Feb, 2018

Сотни лет Россию атакуют древние темные силы. Сам Сатана через своих приспешников делает все, чтобы наша страна перестала существовать как самостоятельное государство. Но есть и те, кто противостоит силам зла. Именем Господа они изгоняют злых духов, просвещают людей и наставляют их на путь Православия и спасения, спасая их от демонов Интернета и Айфона, готовя Россию к венцу православной монархии. 

В год столетия революции в России стали особенно заметны люди с монархическими убеждениями, почитающие последнего российского царя Николая II и верящие в то, что единственно верное политическое устройство в России — это монархия. Они верят, что царь еще вернется, и опираются на предсказания святых старцев. По их убеждениям, все беды, обрушившиеся на нашу страну в последние сто лет, — это наказание за грех цареубийства и предательства царской семьи.

В конце 2017 года на их сторону встал Следственный комитет РФ. Следователи заявили, что проведут психолого-историческую экспертизу событий, произошедших в Ипатьевском доме Екатеринбурга в ночь с 16 на 17 июня 1918 года. Они приняли в расчет версию о ритуальном убийстве царской семьи, которой придерживаются самые консервативные представители РПЦ и последовательные монархисты. Речь идет о тех самых темных силах, которые якобы сотни лет мечтают уничтожить Россию.

Игумен за царя

Екатеринбург — святое место для российских монархистов. Здесь сто лет назад расстреляли последнего императора и его семью, и с начала века в Свердловской области построены десятки храмов и монастырей, так или иначе посвященных Николаю II. Большую часть этих храмов построил схиигумен отец Сергий Романов, человек, к которому за благословением едут многие известные люди. Отец Сергий — духовник депутата Натальи Поклонской, руководителя общественного движения «Новороссия» Игоря Стрелкова (Гиркина), двукратного обладателя Кубка Стенли хоккеиста Павла Дацюка, и многих других. Всех их объединяют глубокая религиозность, монархические взгляды и особое почитание царя Николая II.

При этом образ Николая в представлении современных монархистов — духовных чад отца Сергия — заметно отличается и от оценок историков, и от официальной позиции Русской православной церкви. Последняя канонизировала царскую семью лишь недавно, в 2000 году, довольно неохотно и после долгих споров, и неоднократно подчеркивала, что к лику святых последний русский император причислен не за особые заслуги при жизни и не за мученичество за веру, а всего лишь за смиренное принятие своей участи (официально лик святости Николая II называется «страстотерпец», а не «мученик»). Но монархисты верят, что Николай Романов и его семья осознанно приняли мученическую смерть, и теперь все русские должны покаяться за грех цареубийства. Это практически тайное знание, говорить о Святом Царе с посторонними его поклонники отказываются.

Помимо прочего, отец Сергий — один из немногих священнослужителей, проводящих чин отчитки — изгнания злых духов (в официальной церкви к этому обряду отношение критическое). Он утверждает, что демоны заставляют паству совершать страшные грехи, от самоубийства до развала России.

Старец живет в Среднеуральском женском монастыре, находящемся недалеко от Екатеринбурга. Многие считают его святым, и едут к нему за советом и надеждой на исцеление.

Старец и «Пельмени»

В Среднеуральском монастыре кроме храмов и монашеских келий есть много «гражданских» построек. Например, есть четырехэтажный корпус для раковых больных. Здесь принимают и ухаживают за больными в последней стадии. По сути хоспис, но утверждают, тут случаются и чудеса исцеления. Это дело рук отца Сергия.

С другой стороны — коттеджный поселок с добротными кирпичными домами в два-три этажа и совсем простые домики, обшитые некрашеной вагонкой. В центре монастыря небольшой парк с высокими деревьями и дорожками между ними. Здесь же детская площадка, бронзовая статуя Иисуса Христа в полный рост и небольшое кладбище на пару десятков могил. Здесь похоронены монахини и, судя по всему, несколько богатых жертвователей монастыря. На портретах — мужчины средних лет в строгих костюмах.

Отец Сергий принимает прихожан в храме Святой Троицы. Невысокого роста, седой, в черной схимнической рясе с белыми надписями. Перед ним на коленях стоит мужчина лет сорока и что-то тихонько ему рассказывает. Поговорить со старцем можно только так, на исповеди, на коленях. Для этого надо отстоять приличную очередь, но некоторых отец Сергий подзывает сам.

Так он подозвал Дмитрия Соколова — основателя команды КВН «Уральские пельмени». Сейчас «Пельмени» под его руководством делают комедийное шоу для телеканала СТС. Дмитрий — духовное чадо отца Сергия и имеет некоторые привилегии в общении с наставником. Во-первых, он проезжает на территорию монастыря на машине, в то время как остальные паркуются у ворот. Во-вторых, может попасть на исповедь без очереди. Он не соглашался на интервью без благословения духовника.

На коленях

Через минут пятнадцать старец подзывает меня. Я подхожу и опускаюсь на колени, как и все прихожане до этого. Отец Сергий протягивает мне правую руку ладонью вниз как для поцелуя, но крепкую, как для рукопожатия. Жму руку. Он расспрашивает меня про работу, про семейную жизнь, венчаный ли брак, говорю ли я на иностранных языках. И в итоге говорит, что я еще духовно не дорос до того, чтобы писать про царя-батюшку, но есть другая тема, достойная всеобщего внимания. Бесы вокруг нас, они только и ждут, чтобы вселиться в человека. В подтверждение этих слов он подзывает послушницу, стоящую неподалеку. У меня начинают болеть ноги.

— В ней сидит дух, который призывает ее убить мужа и дочку, а саму — покончить жизнь самоубийством, — говорит схиигумен. — Вселился за грехи предков. Они были дворянами и предали царя.

Старец достает из нагрудного кармана серебряный крест с ручкой и целится в монашку:

— Дуух! Дуух! Назови себя!

Девушка неестественно корчится и уводит лицо от креста как от яркого света. У меня еще сильнее болят ноги. Тяжело вот так, без тренировки, долго стоять на коленях.

— Дуух! Назови себя! — наседает отец Сергий.

— Суицид, — хрипит монашка.

— Не любишь крест? Дуух!

— Ненавижу! Ааа, сука! Ненавижу тебя, сволочь! Уубью!

Схиигумен еще некоторое время мучает духа, после чего накрывает голову девушки голубой епитрахилью, крестит и отпускает.

— Вот видишь? Это не сказки, — говорит он. — Я интервью не даю, но ты можешь завтра приехать сюда в шесть часов. Все поймешь о мире, в котором мы живем, и о себе самом.

Отец Сергий отказывается давать интервью о последнем русском царе и врагах России. Говорить об этом небезопасно. Темные силы могущественны и не позволят безнаказанно раскрыть правду о заговоре против России, которой, по мнению старца и его последователей, в будущем уготовано особое место в мире победившего Антихриста.

Игорь Евгеньевич Смыков, начальник Войсковой Православной миссии: «Сильными мира сего создается комитет по встрече Антихриста. Это древний международный заговор, о котором указано в Откровении Иоанна Богослова и других священных книгах. Для Дьявола не важна национальность. А в России будет новый «Ноев Ковчег», где со всего мира соберутся люди, которые не захотят жить при новом мировом порядке. Будет процветание Православной веры и Царь Православный».

«В Европе дьявол уже победил»

— Идет война между добром, я имею ввиду Христа, и злом, то есть, Дьяволом, — говорит Дмитрий Соколов, руководитель шоу «Уральские пельмени». — Война идет везде, но в Европе Дьявол уже победил. Может, какие-то очаги еще остались, но в целом она уже завоевана. Там нет моральных норм. Абсолютная ложь верхов и зарабатывание на людях. Развращение малолетних. Однополая любовь. Они детей не могут иметь, и забирают их из нормальных семей. Ювенальная юстиция. Так же и у нас хотят сделать.

— Кто хочет?

— Если обобщенно, то темные силы.

— Руководство страны?

— Я не думаю, что все руководство, но какая-то часть. Там много достойных людей, которые за честность, за чистоту, за правду. Мы многого не видим, и нам многое не говорят. Но я думаю, что в церкви наше священство более-менее знает о том, что происходит, куда мы двигаемся.

— Почему тогда молчат?

— Боятся, что уберут с поста. Загонят в Ташкент, как митрополита Викентия.

Митрополит Викентий (Морарь) возглавлял екатеринбургскую епархию с 1999 по 2011 годы. При нем, был возведен Храм на крови на месте расстрела царской семьи и монастырь Святых Царственных Страстотерпцев (Ганина яма) на месте уничтожения их останков. Митрополит Викентий известен своими консервативными взглядами и резкими высказываниями. Он говорил о проклятиях, которые падут на головы противников строительства храма на площади Труда в Екатеринбурге, которые некоторые правозащитники расценили как экстремистское заявление.

— Духовные чада отца Сергия друг другу братья?

— Конечно. Мы все общаемся, практически родные люди.

— Среди них много людей, наделенных властью, которые могут помочь решить какой-то вопрос?

— Можно и так. Почему нет? — скромно улыбается Дмитрий. — Отец Сергий периодически знакомит нас. Чтобы мы общались, помогали друг другу. Даже если человек долго не приезжал, то все равно он брат мне. Все свои, в общем.

— Что в отце Сергие такого, что люди едут к нему со всей страны? Та же Поклонская. Она из Крыма вообще. Но приехала к нему в монастырь и стала его духовным чадом.

— Не только Наташа. Отец Сергий знает, как с людьми разговаривать. Он в душу смотрит человеческую. От него всегда уезжаешь с радостью, подъемом. С ощущением, что ты нужен. Что ты не такая сволочь, как сам о себе думаешь. И чем чаще ездишь, тем отчетливее это ощущение. Как в детстве.

— Все равно не ясно, как люди, никак друг с другом не связанные, его находят?

— Не знаю, как другие, а меня царица Александра Федоровна к нему привела. Я шел на крестном ходе, нес ее икону и встретил отца Сергия в «Ганиной яме». Он меня благословил и сказал приезжать к нему. Я и стал потихонечку ездить. От него исходила такая уверенность. Сперва меня она даже смущала. А потом мне стало понятно все.

Поверить в царя и стать успешным

Отец Сергий построил несколько десятков храмов в Свердловской области и пять монастырей. Конечно, не сам кладку делал, но руководил процессом. Средства на стройку находит тоже он. В принципе, с таким количеством богатых и влиятельных духовных чад, в пожертвованиях недостатка быть не должно. При этом духовные чада друг другу как родня, и это может положительно влиять на их дела. Получается некое братство, закрытый клуб влиятельных монархистов-бесоборцев, основанный на вере в великое предназначение России и наставничестве отца Сергия.

Есть и вполне открытые монархические сообщества и организации, информацию о которых можно найти в свободном доступе. В числе прочих это «Войсковая Православная Миссия» и организация «Двуглавый орел». Первая нацелена на духовную работу с войсками, казаками, спецслужбами, а также с местами лишения свободы. Своей важнейшей задачей «Православная Миссия» считает возрождение Третьего Рима — Русской православной монархии, во главе с русским православным самодержцем и восстановление Российской Империи в ее исторических границах. Общественная организация «Двуглавый орел», созданная в год столетия революции, в своем манифесте заявляет, что их цель — воспитание в обществе монархического сознания и мировоззрения.

«Об отце Сергие молва идет по России, — говорит Игорь Смыков, руководитель «Войсковой Православной Миссии» и член общества «Двуглавый орел». — Вот и едут к нему люди, со своим горем и бедами, потом рассказывают другим. Он большой молитвенник, прозорливый старец, есть у него такой дар. Он может посмотреть и в какой-то жизненной ситуации помочь, помолиться. Советы дает ненавязчиво, право принять или отклонить остается за человеком. Почему к нему едут богатеи? Ему бы никто копейку не дал, они же трясутся за каждый рубль. Но он им помогает. Например, если дочь наркоманка или муж из семьи ушел. Он молится, и это реально помогает. Ну и люди видят, что он не квартиру или машину себе покупает. Например, человек дал десять миллионов, а на эти деньги отлили колокол сорокатонный и колокольню строят. Его не будет на белом свете, а колокол сколько веков еще будет висеть. Или кирпич оплатили, но он пошел не отцу Сергию на дачу, а на храм».

В шесть утра прихожане парковали автомобили у ворот и, скрипя ногами по свежему снегу, спускались к монастырю. Когда проходишь через ворота, открывается вид на монастырскую площадь, освещенную уличными фонарями и на большую стройку. На территории комплекса строится огромный храм из красного кирпича и рядом не менее грандиозная колокольня. Между ними возвышается желтый башенный кран. Кажется, что перебоев с поставкой стройматериалов нет. Рядом с недостроенным храмом палеты кирпича, штабеля бетонных плит, пеноблоки и железный скелет гигантского купола. Скоро его покроют золотом и поднимут на колокольню, а пока он стоит на земле, просвечиваемый уличными фонарями.

Несмотря на раннее время, Храм Святой Троицы полон людей.

— Вы сегодня сами себе поставите диагноз, — проповедует отец Сергий. — То, что вы сегодня увидите и услышите, говорит о том, что человек мыслящий, разумный сотворил такие безумные вещи, как компьютерные и интернетные системы. Это изобретение дьявольское, оно вредит всему роду человеческому.

Проповедник стоит за небольшой трибуной в центре храма, лицом к алтарю, окруженный прихожанами. В первом ряду по кругу стоят те, из кого сегодня будут изгонять духов.

— Интернет — это международная помойка, — продолжает монах. — И в этой помойке не только добрые вещи и слова, но и сплошной сатанизм. Наши официальные органы говорят, что на 57% увеличились самоубийства среди детей. Когда мы по незнанию отдаем своих детей на воспитание интернету, то духи и чародеи заходят в них и предлагают им уйти из жизни. Выпрыгнуть с окна, порезать вены, принять всевозможные лекарства.

Отец Сергий говорит в небольшой микрофон-петличку. Динамики, передающие проповедь, расположены в самом храме, снаружи на его стенах и даже на звоннице на монастырской площади.

— Многие не понимают, что происходит с их детьми, когда они закрываются, не хотят общаться, выходить из дома. Родители говорят, что это возраст, трудная программа в школе. Нет. Это бесы посетили их детей. Сегодня вы сможете посмотреть и убедиться. Сами себе диагноз поставите. Вот, в пять лет родители дали ей планшет. Сейчас сколько тебе лет? — обращается схиигумен к девочке в светлом платке.

— Тринадцать, — отвечает девочка.

— Сейчас мы спросим именем Господа. Дух нечистый, имя твое?!

— Дух компьютерный-интернетный, — низким, неестественным голосом говорит девочка.

— А что ты ей внушаешь?

— Чтобы она сдохла поскорей, — басит ребенок.

— Какой диагноз мы себе поставим? — Обращается уже ко мне отец Сергий, — Меру дети могут знать?

— Скорее всего нет, — отвечаю я.

— Вот. Поэтому незнание законов не освобождает от ответственности. Маша, ты журналист? — тут же обращается он к одной из девушек.

— Да, — отвечает девушка.

— Посещают немощи? Рак языка? Вот, видите, рак языка, — говорит он, обращаясь к пастве.

Мне не по себе.

— Раньше за редким исключением был рак в России. А сейчас каждый пятый-шестой в России раком болеет. Все от нашего безумия. От нашего нераскаяния и незнания, для чего люди родились. Нет непрощенных грехов, есть нераскаявшиеся. Слава Богу, что открыты церкви. Только через покаяние будет спасение.

Институт закончила? Какой? — спрашивает отец Сергий еще одну девушку.

— Экономический.

— Дуух, имя твое! — обращается он к духу, живущему в девушке.

— Не скажу, — хрипит она не своим голосом.

— Дуух, имя твое! Имя твое!

— Чародей, — выдавливает из себя девушка.

— Скажи, интернет ваш?

— Наш!

— А как князя зовут? Дуух!

— Ифон.

— Вот. Ифон. Сочетание слышите? — обращается он к аудитории. — И-фон, Ай-фон. Так что будьте внимательны. Вы думаете мне делать больше нечего, как ночами молиться? Вставать ранним утром и читать специальные молитвы. В 17-м году за эти молитвы расстреливали.

После этого отец Сергий открывает небольшую книгу и читает ту самую специальную молитву, призывая всех святых изгнать злых духов. Всего бесноватых человек 12–15. В течение молитвы они ведут себя по-разному. Кто-то бьется в истерике, кто-то орет, кто-то молчит, а одна девушка почти всю молитву лежит на полу.

«Господь попускает бесам вселяться в людей за какие-то грехи, — говорит Игорь Смыков, руководитель Войсковой Православной миссии. — Они могут никак не проявляться в течение жизни, как троянский вирус в компьютере. У них есть определенная задача, которую они должны выполнить. Например, ситуация с Императором Николаем Вторым. Великие князья, дворяне, генералы, которые его предали, они что, лучше себе сделали? Монархия пала, пришли большевики и забрали у них дворцы и всю собственность. И даже жизни многих лишили. Где логика? Это бесы в них выполнили свою функцию. Во время инициации, посвящения в масонскую ложу, в человека входит бес. И такие люди становятся людьми-закладками, вольно или невольно служащими Темной силе. И на протяжении веков эти люди выполняют поставленные задачи. Это действие надчеловеческих, потусторонних сил».

Где царебожники

Таинственная, но могущественная секта “царебожников” несколько месяцев назад становилась героем нескольких репортажей (например, вот и вот). Ее адепты считают последнего императора России мессией и заступником, безгрешным (и отсюда ненависть к фильму «Матильда», рассказывающему про интрижку Николая — тогда еще наследного принца) мучеником. Некоторые даже считали эту секту параллельным центром власти в России — уж больно много влиятельных людей, представителей власти и церкви так или иначе с ней ассоциируются.

Coda отправилась в Екатеринбург к отцу Сергию искать этот параллельный центр власти, а нашла харизматичного старца, который ведет себя как американский телепроповедник, и паству, в него влюбленную. Во многом это и правда похоже на секту — особенно в той части, где ее члены боятся говорить с посторонними о своих подлинных верованиях. Во многом это выглядит, как вполне обычные среди авторитетных предпринимателей поиски смысла. Кто-то ездит в ашрам к Сай-Бабе, кто-то — на Урал к старцу. В последнем случае можно еще и обзавестись полезными знакомствами.

Больше всего же здесь страха перед настоящим с его ифонами, интернетами, демократией и другими демонами, и желания чуда. Именно оно заставляет паству (и нашего корреспондента) приходить на проповедь с отчиткой к шести утра и молиться о том, чтобы господь рассудил Россию и поставил над ней царя.

Что происходит с независимыми местными газетами в России: голод, холод, блогеры и политическое давление

Еще в журнале

Война с разумом

Принять нельзя уволить Корреспондент Коды обратился к специалистам по трудовому праву и жертвам дискриминации на рынке труда с одним вопросом: к каким последствиям могут привести предлагаемые Путиным и правительством антидискриминационные меры, и помогут ли они работникам-«предпенсионерам» не стать жертвами массовых сокращений на фоне ожиданий повышения пенсионного возраста.
Фабрика высших смыслов В селе Александровское в Костромской области есть место, где люди локально строят коммунизм. Это территория бывшей бумажной фабрики, которую выкупил Сергей Кургинян, лидер политического движения «Суть времени». По замыслу Сергея Ервандовича, в этой коммуне должна сформироваться новая российская элита, люди будущего, которые будут управлять страной. Корреспондент Coda отправился в Александровское, чтобы узнать, как можно попасть в коммуну, и почему бывшие коммунары вспоминают это место как страшный сон.
Проголосовали кошельком Налоги, пенсии и рост цен после победы Путина на выборах
Не только Telegram Повторяемая претензия властей к Telegram: им пользуются террористы, но спецслужбы не могут его читать. Coda проанализировала приговоры в отношении драгдилеров и составила список мессенджеров, которые тоже не по зубам органам.
Власть опеки Страхи, мифы и реальность: что могут сделать с вашими детьми чиновники и как с этим бороться