Постпамять

Дипломатия абордажей

В связи с недавними событиями Coda вспоминает о наиболее известных и ярких случаях захватов иностранных военных судов и мирных кораблей, из-за которых вполне могла начаться война, но почему-то обошлось

  • Текст Алексей Байков
  • Фото и иллюстрации Kaveh Kazemi/Getty Images, РИА Новости, Википедия
  • 13 Dec, 2018

На иллюстрации: Иранская фреска, изображающая морское сражение между Стражами Иранской Революции и ВМС США в Ормузском проливе.

Недавний инцидент в Керченском проливе с задержанием российскими пограничниками украинских катеров «Бердянск» и «Никополь»,а также буксира «Яна Капу» и принятый Верховной Радой закон о военном положении повысили напряженность в российско-украинских отношениях, вызвали озабоченность во всем мире и породили состояние «военной тревоги». Между тем захваты военных и гражданских судов давно уже стали обычным делом и сами по себе никак не могут являться casus belli. Coda вспоминает наиболее известные случаи, когда подобные инциденты разрешались без стрельбы, или же военное вмешательство приводило к прямо противоположным результатам.

Малый бронированный артиллерийский катер “Бердянск” (слева) и рейдовый буксир «Яны Капу» ВМС Украины, задержанные пограничной службой РФ. Пресс-служба пограничного управления ФСБ РФ по Республике Крым

1954: «Туапсе»

Очередным эпизодом большой Дальневосточной войны, которая, по мнению некоторых историков, началась вторжением Японии в Китай в 1937 году, а закончилась лишь с разгромом последних крупных формирований красных кхмеров в конце 80-х, стал Первый кризис в Тайваньском проливе — конфликт между КНР и Тайванем из-за группы островов у побережья провинций Чжэцзян и Фуцзянь. Одной из мер, предпринятых чанкайшистским правительством, стало подписание с Таиландом и Филиппинами трехстороннего соглашения о задержании всех кораблей со стратегическими грузами, идущих в красный Китай, вне зависимости от их государственной принадлежности.

К сожалению о существовании этого документа не предупредили экипаж танкера «Туапсе», который 24 мая 1954 года вышел из румынской Констанцы в Шанхай с 10 тысячами тонн керосина Т-10, пригодного для заправки реактивных самолетов. Утром 23 июня, когда танкер находился в акватории Южно-Китайского моря, на горизонте были замечены силуэты корвета и двух эсминцев. После того как советское судно проигнорировало переданное семафором требование о немедленной остановке, корвет «Даньян» открыл предупредительный огонь. «Туапсе» лег в дрейф и на борт поднялась абордажная партия. Через трое суток танкер вместе с командой из 49 человек привели в тайваньский порт Гаосюн.

Советское правительство попыталось вызволить корабль, однако ноту протеста передало не представителям Тайваня (существование которого СССР не признавал), а послу США. В ответ американцы развели руками: чанкайшисты к тому моменту успели захватить уже более сотни торговых кораблей, в том числе шедших под флагами их союзников по НАТО. По другой версии, которой придерживаются современные патриотические публицисты, США не просто санкционировали захват советского судна, но и сами приняли в нем активное участие. В 1958 году по мотивам инцидента с «Туапсе» был снят фильм «Чрезвычайное происшествие» с Вячеславом Тихоновым в главной роли, ставший лидером проката — его посмотрели более 47 миллионов советских зрителей.

Кадр из фильма «ЧП – чрезвычайное происшествие». 1958 г. Режиссер Виктор Ивченко. Сцена возвращения моряков танкера «Полтава» на Родину. В ролях: Михаил Кузнецов, Александр Ануров, Вячеслав Тихонов (в центре). Сюжет фильма основан на реальных событиях — захват чанкайшистами в середине 50-х годов советского танкера «Туапсе».

Вот только судьба членов экипажа сложилась совсем не как в кино. Собственно говоря, цельной картины того, что с ними произошло нет до сих пор. Моряков разделили на две группы, при этом одну вроде бы поселили в гостинице с относительно свободным режимом , в то время как их товарищей из второй группы держали в тюрьмах, где при помощи избиений, пыток и психологической обработки их пытались склонить к требованию политического убежища в США . Так или иначе, но в 1955 году при посредничестве Франции СССР сумел вернуть 29 человек и еще двадцать «выбрали свободу». Из тех, кто уехал в Штаты, некоторые все же вернулись в СССР, где их ожидали пятнадцатилетние лагерные срока по статье «за измену Родине».

1968: СРТМ-1243 и «Холод»

Советские рыбаки имели право осуществлять лов акул у атлантического побережья Африки и в Гвинейском заливе, и заходить в столицу Гвинеи — порт Конакри. Иногда они углублялись в территориальные воды выходивших на залив государств, чтобы обменять у местных жителей лишних акул на фрукты и живых обезьян. Обычно правительство Ганы закрывало на это глаза, но в 1966 году ситуация изменилась: в Конакри обосновался свергнутый бывший президент этой страны и большой друг Советского Союза Кваме Нкрума. Скорее всего, осложнения возникли благодаря вмешательству американцев, которые подкинули ганским властям разведданные о том, что снабжавшая траулеры плавбаза «Ветер» заодно перевозит грузы военного назначения для ВМФ СССР. «А значит и оружие для коммунистического переворота» — домыслили те ситуацию и решили действовать.

2 октября 1968 года самолеты ВВС Ганы обнаружили четыре советских траулера в своих территориальных водах. 10 октября на перехват вышел корвет Kromantse, который настиг не успевшие уйти СРТМ-1243 и «Холод» и захватил их. Траулеры отогнали в порт Такоради, а их экипажи бросили в тюрьму по обвинению в контрабанде вооружений и участии в заговоре с целью свержения правительства. Попытки воздействовать на Гану методами дипломатии и экономическими санкциями результатов не дали, и к делу решено было подключить ВМФ. 15 февраля 1969 года в Конкари пришел отряд советских военных кораблей, состоявший из БРК «Неуловимый» и «Бойкий», дизельной подлодки «Ярославский комсомолец» и танкера «Олекма». Формально — для участия в праздновании 10-летия со дня освобождения Гвинеи от колониальной зависимости. Но в Гане намек поняли правильно и отпустили траулеры с экипажами еще 5 февраля, не дожидаясь дальнейшего развития событий. «Ганский поход» считается первым случаем применения Советским Союзом «дипломатии канонерок».

1968:«Пуэбло»

Изначально этот корабль был малым десантным транспортом 1944 года постройки . После победы над японцами ему слегка изменили внешний вид, нанесли на борта опознавательные знаки, использовавшиеся научными судами, начинили его внутренности регистраторами частот, осциллографами, шифровальными машинами, и дали новые имена. Для всего остального мира — гидрографическое судно типа «Бреннер» AGER-2, для американского флота — корабль радиоэлектронной разведки USS Pueblo

11 января 1968 года, покинув японский порт Сасебо, «Пуэбло» двинулся на север вдоль Корейского полуострова. В районе порта Вонсан его уже ждали: сразу же была отмечена повышенная активность радиолокационных станций, а вокруг судна принялись выписывать круги два северокорейских траулера. 23 января в 11: 40 к «Пуэбло» приблизился малый противолодочный корабль ВМС КНДР и потребовал обозначить свою государственную принадлежность. Коммандер Бушер приказал поднять американский флаг, полагая что корейцы не рискнут связываться, но в ответ пришел сигнал «остановитесь или открываю огонь». Вскоре к «Пуэбло» подошли еще два северокорейских МПК, а в небе объявились истребители.

Корабль-музей «Пуэбло» на причале в Пхеньяне. Фото: Википедия

Бушер и его корабль оказались в двусмысленном положении. Находясь в 15-мильной зоне «Пуэбло» не нарушал никаких границ, но морское право осталось «где-то там», а сила была не на его стороне. Осуществлять прикрытие разведывательной миссии должна была Task Force 71 ВМС США, но ее главный козырь — легендарный авианосец Enterprise как раз перед этим попал под тайфун, который повредил большую часть самолетов. Так что Бушеру оставалось только бежать, выигрывая время для уничтожения аппаратуры и документов. Но даже с этим ему не повезло — ликвидировать стеллажи с приборами, горы бумаги и магнитных лент предстояло при помощи пожарных топоров и двух офисных шредеров. В отчаянии капитан приказал складывать все в мешки и бросать за борт, первое исполнить успели, а второе — уже нет. После того как пытавшийся набрать ход «Пуэбло» обстреляли из 57-мм автоматов, сдаться все-таки пришлось и большая часть секретных материалов досталась северокорейцам в удобной упаковке, разве что без подарочных ленточек.

Вашингтон потребовал возвращения судна, угрожая войной. В Пхеньяне ответили своей любимой формулой: «мы войны не хотим, но всегда готовы», а в Москве изо всех сил пытались исполнить союзнический долг, но при этом не допустить втягивания СССР в намечающийся конфликт. В это время экипаж «Пуэбло» обработанный лучшими корейскими специалистами по «промыванию мозгов» давал признательные показания. Лишь через 11 месяцев удалось добиться соглашения: КНДР возвращает моряков в обмен на принесение США официальных извинений за шпионаж. Сам корабль обрел вечную стоянку на речном причале в Пхеньяне в качестве музея боевой славы и символа победы над американским империализмом. В качестве дополнительного бонуса СССР, Северная Корея, Китай и Куба получили доступ к новейшим шифровальным машинам ВМС США () и к системе ключей, чем успешно пользовались до середины 80-х годов .

1975: «Маягуэс»

Только что взявшие Пномпень красные кхмеры внезапно стали проявлять повышенный интерес к иностранным судам в камбоджийских территориальных водах. Множество кораблей было задержано или подвергнуто обстрелу. Среди них оказался и американский контейнеровоз «Маягуэс» (Mayagüez), захваченный 12 мая торпедными катерами американской же постройки, которые достались революционному правительству в наследство от бывшего королевского флота Камбоджи.

Поскольку память об унизительном инциденте с «Пуэбло» еще кровоточила, в Белом доме сразу же взял курс на силовое решение проблемы, фактически проигнорировав средства дипломатии Выступая на срочном заседании Совета по национальной безопасности, госсекретарь Генри Киссинджер, якобы, даже заявил, что сохранение жизней экипажа в данном случае является «второстепенным вопросом», правда позднее открестился от этих слов.

Кхмерские катера захватывают «Маягуэс». Фото: Википедия

Между тем красные кхмеры довольно неплохо относились к США и никаких особых злодейств в отношении экипажа «Маягуэс» не планировали. Проверив корабль на предмет наличия разведывательной аппаратуры и следов перевозки оружия, а самих моряков — на принадлежность к спецслужбам, 15 мая они посадили их в лодку и отправили восвояси. Но к этому моменту военная операция уже началась и остановить ее было невозможно.

Ее главным результатом стала гибель 41 морского пехотинца в ходе неудачной высадки на остров Кох-Танк и в катастрофе десантного вертолета на территории Таиланда, еще трое были убиты в плену. Потери красных кхмеров при этом составили всего 25 человек, и неизвестное число мирных жителей стало жертвами ударов американской авиации по прибрежному району Компонг-Сом.

Наши дни: Персидский залив

Получив от своей промышленности более или менее приличные катера, иранские морские пограничники вместе с Корпусом Стражей Исламской Революции устроили самый настоящий террор в своих территориальных водах. Новости о захвате кораблей в Персидском заливе приходят регулярно.

23 марта 2007 года катера КСИР задержали две надувные лодки с британскими военными моряками с фрегата Cornwall, которые занимались досмотром судов, пересекавших морскую границу Ирака и Ирана, на предмет контрабанды. Тонкость заключалась в том, что эта самая граница была в точности не определена и являлась одним из предметов территориальных споров между двумя странами. После того как первый раунд переговоров об освобождении пленных англичан окончился ничем, разразился дипломатический кризис, в результате которого цены на нефть взлетели до 67 долларов за баррель. 5 апреля моряков наконец-то отпустили. Аятоллы отгрузили им на дорожку по сумке восточных сладостей и сувениров, а президент Ахмадинеджад не забыл попенять единственной среди заложников женщине Фей Терни за то, что она «находится вдали от своего дома и детей».

30 ноября 2009 года ВМС Ирана захватили гоночную яхту «Королевство Бахрейн» с британским экипажем, принимавшим участие в международной регате. На сей раз серьезных осложнений инцидент не вызвал и 2 декабря после кратких переговоров двух министров иностранных дел, яхтсменов освободили и отправили домой.

Репортаж ABC News, в котором показывают иранскую съемку американских моряков на коленях

Наконец 13 января 2016 года призом морских сил КСИР стали два американских военных катера класса «море-река» с экипажем из 9 человек. «Вторжение в территориальные воды» произошло по чистой случайности — у одной из лодок отказали двигатели и их отнесло течением в район иранского острова Фарси. Американцев довольно быстро отпустили, но эта история все равно получила довольно мощный резонанс. Выяснилось что американские военные не только не оказали сопротивления при задержании, но по первой же команде встали на колени. А заодно Иран обнародовал фото и видеосъемку допроса, на которой один из моряков разрыдался (). На заседаниях правительственных комиссий и в соцсетях вспыхнула дискуссия, применимы ли вообще понятие о воинской чести и требование «бесстрашия перед лицом неприятеля» к солдату профессиональной наемной армии, или же их следует считать устаревшими. Однозначного ответа нет до сих пор.

Из десятков ежегодных сообщений о пытках в полиции и в местах заключения, единицы заканчиваются наказанием палачей. По просьбе Coda правозащитники рассказали о нескольких расследованиях, которыми они сейчас занимаются.