Лженаука

Бананы в тайге или сибирская язва

Глобальное потепление существует, и оно не делает наш холодный климат лучше. Вместо расширения распашки и сибирских субтропиков нас ждут забытые болезни, ураганы и коллапс инфраструктуры.

Проблема климатических изменений на протяжении последних лет вызывала в России как минимум недоверие и как максимум усмешку. Глобальное потепление называлось международным заговором, считалось, что оно принесет возможность выращивать бананы в тайге, одновременно позволив забыть про шубы и шапки.

И тут глобальное изменение климата стало вполне локальным и ощутимым даже для скептиков. Неожиданно сильные и смертоносные ураганы в Москве, почти ежегодные наводнения и паводки на Дальнем Востоке, Алтае и на юге Сибири, непрекращающиеся лесные пожары в разных регионах страны, распространение лесных вредителей и опасных для человека насекомых, таяние вечной мерзлоты, угрозы появления заболеваний, некогда считавшихся искорененными (например, сибирской язвы) — все эти процессы должны заставить нас изменить свое мнение, пока не поздно.

Специально для Coda директор Бюро экологической информации, экологический журналист, наблюдатель переговоров ООН в области изменения климата с 2008, преподаватель СПБГУ и ИТМО, главный редактор журнала «Экология и право» Ангелина Давыдова разобралась в основных климатических угрозах для России, изучив научные доклады и поговорив с исследователями. В результате у нас появился список из пяти ключевых рисков, возникающих в результате изменения климата.

Плохая, плохая погода

Число опасных погодных явлений растет, говорят в Росгидромете. За последние 25 лет число штормов, ураганов, наводнений и ливней удвоилось, они все чаще наносят экономический ущерб или даже приводят к человеческим жертвам. Тут уместно вспомнить два недавних урагана в Москве. Большинство исследователей прогнозирует дальнейшее увеличение числа и интенсивности опасных погодных явлений, так что, скорее всего, к новой реальности придется привыкнуть и приспособиться. «В целом точность прогноза растет», — говорит старший научный сотрудник Института физики атмосферы им. А. М. Обухова Александр Чернокульский, — «но опасные погодные явления прогнозировать труднее, чем „умеренную“ погоду». «Бояться не надо, но надо быть готовым», — считает исследователь.

Радикальных прогнозов (например, что некоторые города или районы может буквально сдуть) пока нет, но важно понимать, что наука и не оперирует «картинами катастрофы», скорее, говоря о вероятностях рисков. Так как подобные явления наносят наибольший ущерб на урбанизированных территориях (в том числе из-за разрушения и неполадок работы жилой, коммунальной, транспортной и энергетической инфраструктур), исследователи считают, что важно проводить необходимую политику. Нужно менять градостроительные нормы с учетом, например, учащения сильных ливней и штормов, повышать уровень знаний у граждан — что и как делать в случае сильного ветра, что считать сильным ветром и чего надо бояться или нет. По оценкам ученых из РАНХиГС и МГУ, негативным последствиям опасных погодных явлений, возникающих в результате климатических изменений, подвержены не менее 10 миллионов человек.

Исследователи, в частности, проанализировали степень информированности и потенциальную реакцию жителей одного из самых уязвимых к последствиям изменения климата районов Краснодарского края — Славянского муниципального образования Крымского района (город Славянск-на-Кубани), большая часть территории которого расположена на высоте двух метров от уровня моря.

«Почти 70% населения не понимают, где находятся пути эвакуации, 14% откровенно заявляют, что будут игнорировать систему оповещения, а 9% — не будут предпринимать никаких усилий».

В разговоре об опасности наводнений нельзя не упомянуть Санкт-Петербург. Несмотря на то, что центральная часть города защищена дамбой (комплексом защитных сооружений), районы города «за дамбой» подвергаются все более агрессивному разрушению берегов от преимущественно зимних штормов, которые теперь не смягчаются льдом. В ряде районов, расположенных вне пределов дамбы (например, в Курортном районе) берега отступают со скоростью 20-50 см в год, рассказывают во Всероссийском научно-исследовательском геологическом институте имени А. П. Карпинского. Наиболее сильные волны, ударяясь о дамбу, «отражаются», падая на Северное побережье Финского залива. В результате ученые предупреждают, что, если высота волн превысит 3–4 метра, может быть затоплена территория до 800 метров вглубь суши в районе Сестрорецка. Наконец, еще одна угроза — это риск «внутреннего» подъема воды в условиях закрытой дамбы. Как говорит Артем Павловский из НИИ Генплана Санкт-Петербурга, в текущей ситуации дамбу можно закрывать максимум на два дня — однако планы создания намывов и искусственных островов существенном образом сокращают площадь Невской губы (и потенциального бассейна для накопления воды из Ладожского озера, идущей по Неве). Сейчас в Санкт-Петербурге уже «намыли» около 400 га территории, в планах — еще 800 га. Чиновники Смольного уже запросили экспертов сделать оценку площади потенциально возможной намывной территории, с тем, чтобы город не смыло.

Вечная мерзлота не вечна

Важное негативное последствие изменения климата для России — это таяние вечной мерзлоты. Специалисты, работающие в отрасли, даже перестали использовать термин «вечная»: теперь принято говорить «многолетняя». Большинство российских и международных исследований подтверждают процессы деградации мерзлоты, а также снижения ее «несущей способности» (что крайне важно для всей жилой, транспортной и энергетической инфраструктуры, построенной в регионах мерзлоты). Еще одно негативное последствие — повышение недоступности регионов, говорит Александр Чернокульский:

«Реки просто не будут замерзать, или лед будет таять не в апреле, а например, в марте, что приведет к существенному уменьшению продолжительности действия дорог-зимников».

По подсчетам заведующего отделом исследований изменения климата Государственного гидрологического института Олега Анисимова, с начала 1970 годов несущая способность вечной мерзлоты снизилась в среднем на 17%, а в некоторых местах — на 45%. Тающая вечная мерзлота может приводить к деформации зданий (большинство из которых было построено без учета воздействия изменения климата), а также разрушению трубопроводов. «Около 80% зданий в Воркуте, 55% — в Дудинке, 60% домов в Чите и 22% — в Тикси уже подвержены последствиям климатических изменений», говорится в исследовании.

Таяние мерзлоты несет с собой целый ряд дополнительных угроз. Среди них — возникновение так называемых «метановых дыр», в частности, на Ямале — этот феномен не покидает страниц международных СМИ, несмотря на то, что причины и процессы их возникновения пока относительно мало изучены

Вторая угроза — риск оттаивания кладбищ и захоронений животных, что потенциально может привести к угрозе появления сибирской язвы, чумы или оспы. Летом 2016 года, когда на полуострове Ямал держалась температура выше 30 градусов по Цельсию, несколько тысяч оленей и 23 жителя региона были заражены сибирской язвой, в результате, более 2000 животных и двое человек погибли. Точно спрогнозировать вероятность появления «старой» инфекции в том или ином регионе пока достаточно сложно, говорят исследователи.

Наконец, еще одна потенциальная угроза таяния уже не вечной мерзлоты — это обратная связь процесса с изменением климата. Чем больше метана будет высвобождаться в процессе таяния, тем более будет усиливаться изменение климата, повышаться содержание парниковых газов в атмосфере — и, в свою очередь, усиливать климатические изменения все дальше.

Враги рода человеческого

Если угроза того, что некогда забытые инфекции снова «проснутся», скорее актуальна для северных регионов страны, то проблема распространения новых инфекций станет важной почти для всех частей России. Более теплые зимы приводят к лучшей выживаемости насекомых и паразитов, говорят исследователи. Год от года растет ареал распространения клещей, зачастую несущих с собой клещевой энцефалит и болезнь Лайма — отдельные случаи были зафиксированы в Северной Карелии и даже в Якутии, в Москве таких клещей находят в Крылатском.

Профессор Борис Ревич, заведующий лабораторией прогнозирования качества окружающей среды и здоровья населения Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН), насчитавший около 11 тыс дополнительных смертей от жары и смога лета 2010 года в Москве, говорит, что в Россию приходят тропические инфекции. На протяжении последних нескольких лет в летние месяцы регистрировалось все больше случаев лихорадки Западного Нила в Ростовской и Астраханской областях.

Ученые сходятся во мнении, что более теплые и влажные зимы, наряду с волнами жары и более обильными осадками летом, будут приводить к росту числа традиционно «южных» инфекций во всех регионах страны, одновременно с расширением ареалов обитания потенциально опасных для человека насекомых.

Как заявили эпидемиологи на одном из тематических мероприятий в Санкт-Петербурге, посвященному последствиям изменения климата для города,

«если нас не смоет, нас точно покусают».

Минус зеленые легкие планеты

Более благоприятные условия для выживания насекомых приводят к негативным последствиям не только для человека, но и для деревьев и прочих объектов животного мира. Исследователи говорят о все большем проценте выживания вредителей леса. Вдобавок, более сухой и жаркий климат (например, в Сибири) приводит к росту числа и объема площадей лесных пожаров. Безусловно, нельзя объяснять лесные пожары исключительно климатическими факторами. Играют роль и поджоги, в том числе, из-за сельскохозяйственных палов и поджогов травы, и нелегальные неконтролируемые рубки, и отсутствие систем устойчивого лесоуправления, и многие другие факторы. Но большинство моделей влияния климатических изменения на северные (бореальные) леса России, Канады, США и Скандинавии говорят о росте рисков лесных пожаров. Среди прочих последствий изменения климата для лесов России — смещение границы лесов на север, сокращение зоны хвойных лесов и перемещение ее на север, замена хвойных лесов лиственными.

Один из проектов, исследующих влияние изменения климата на леса Севера России (Архангельской области и республики Карелия), реализуемый WWF России, Университетом Восточной Финляндии и Шведским лесным агентством как раз пытается понять, какие позитивные и негативные последствия климатических изменений может ожидать лесной сектор, играющий крайне важную роль для экономики региона. «Есть мнение, что глобальное потепление — это хорошо для северной тайги, потому что лес будет расти быстрее, но есть и обратная сторона медали — возрастание частоты катастрофических явлений, таких как ураганы, ветровалы, лесные пожары», говорит руководитель Архангельского подразделения Баренц-отделения WWF России Андрей Щеголев.

Вопрос системы

Так как изменение климата — проблема системная, влияющая в конечном итоге и на температурный и водный режим, и на объем и интенсивность осадков, и количество опасных погодных явлений, и на урожайность сельскохозяйственных культур — то и последствия этих изменений, также носят комплексный характер. Многие из этих изменений, ожидающих как планету в целом, так и различные регионы России в частности, предсказать и описать достаточно непросто. Одно из важнейших последствий изменения климата — рост климатической «нервозности» и погодной неопределенности. Мы действительно не всегда понимаем, как будут выглядеть экосистемы Земли через 20–30–40 лет. Слишком много неопределенных факторов, слишком велика роль обратных связей. Один из примеров: выпуск метана из тающей мерзлоты, который, в свою очередь, усиливает изменение климата, уже был приведен выше. Второй пример: более сухой климат в ряде регионов мира (и России, в частности), приводящий к росту лесных пожаров, изменению гидрологического режима и, в свою очередь, к усилению сухости климата. Подобные связи тяжело изучать линейными методами — наиболее успешными оказываются модели, работающими со многофакторными взаимозависимыми сложными системами. Сейчас большинство исследований говорят о «повышении рисков», «увеличении возможностей и вероятностей». Когда и где будет пройдена критическая граница разрушения тех или иных экосистем, когда какие-то процессы невозможно будет повернуть назад, и нам всем придется адаптироваться к жизни в несколько новых условиях, — также вопрос еще открытый. В мире ведутся тысячи исследовательских проектов на эту тему. В том числе в России.

В качестве вывода можно сказать, что чем больше мы знаем о мире — тем меньше мы можем его прогнозировать. Климатические изменения несут ряд позитивных и негативных последствий — для экосистем, для городов, для инфраструктуры, для жителей.

Возможно, многие базовые погодные и природные установки, на которых развивалась наша цивилизация, уже в ближайшие десятилетия претерпят существенные изменения.

Наверняка все эти процессы потребуют большей гибкости — как в области технологий, так и области управленческих решений. И, да, скорее всего, в ближайшее время бананы на открытой почве в тайге все-таки расти не будут — хотя бы потому, что процессы почвообразования занимают не один десяток лет, в то время как процент выживаемости сельскохозяйственных вредителей будет увеличиваться и дальше.

Откуда мы это знаем

Научная основа знаний об изменении климата на планете — регулярные обзорные доклады Межправительственной группы об изменении климата (МГЭИК), в работе которой участвует несколько тысяч исследователей из различных стран мира, в том числе, почти 100 ученых из России. Следующий доклад МГЭИК выходит осенью этого года. Как правило, доклады МГЭИК включают в себя три тематические составляющие: они анализируют происходящие на Земле климатические изменения, их влияние на экосистемы, страны, регионы и города, оценивают потенциальный экономический ущерб, а также предлагают основные направления для адаптации к изменению климата, а также разрабатывают решения для снижения выбросов парниковых газов. Основной источник климатической информации для России — регулярные доклады Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории РФ, а также доклады об особенностях климата в РФ. Довольно много информации о результатах последних климатических исследований (включая карты рисков для различных регионов России) можно найти на сайте Климатического центра Росгидромета.

Отметим, что представители самого Росгидромета не раз говорили, что изменение климата происходит на территории РФ в несколько раз быстрее, чем в остальном мире. При этом наиболее быстро на планете Земля теплеет именно российская Арктика — так, по данным Всемирной метеорологической организации, средняя годовая температура на архипелаге Новая Земля и в устье Оби оказалась на 7 градусов Цельсия выше, чем усредненные показатели за 1961–1990 годы. В марте этого года, когда в Москве, Риме и Париже падал снег и стояли непривычные для региона морозы, температуры в Арктике были выше средних почти на 20 градусов Цельсия.

Ученые сходятся во мнении, что изменение климата несет России и положительные и отрицательные последствия (для экономики и человека). К числу первых Александр Чернокульский относит рост температуры в целом, снижение затрат на обогрев в зимнее время, некоторое снижение смертности в холодное время года, определенные плюсы для сельского хозяйства, сокращение площади льдов в Арктике, что повышает экономическую целесообразность Севморпути. Из негативных последствий — рост температуры в летнее время грозит волнами жары и периодами засухи. «Изменения климата в нашей стране приводят к ослаблению циркуляции атмосферы, меняются пути циклонов и их интенсивность — в целом, они ослабевают, усиливается роль блокирующих антициклонов. То есть вполне возможно повторение ситуации 2010 года», — считает ученый. Дожди также становятся более редкими, но более интенсивными, растет доля ливневых осадков — что важно как для сельского хозяйства, так и для городского планирования, прежде всего, для работы систем ливневой канализации, которые во многих российских городах не перестраивались десятки лет — типичный пример тому — многомиллионный Красноярск). В целом, как любит повторять директор Главной Геофизической Обсерватории им. Воейкова Владимир Катцов: «Потери приходят к нам сами, а использование выгод требует от нас усилий».

Корректор: Ольга Колесникова

Попытки вывести огромный сектор экономики из тени пока ни к чему не привели, но репетиторы, уборщицы и няни уже готовы легализоваться — если не перегружать их бумажной волокитой.

Еще в журнале

Война с разумом

Чуда не будет Cтрах перед наукой, ощущение собственной униженности и желание реванша, отвращение ко всякой серьезной умственной работе и жадность приводят к печальным последствиям.
Промысел и бунт Вместо бизнеса — промысел, вместо статистики — наблюдения: Социолог Симон Кордонский о параллельной России
«Спутник», «Игорек» и другие провалы В конце августа стало известно, что «Ростелеком» обанкротил за долги дочернюю компанию, которая занималась развитием национального поисковика «Спутник». Coda собрала примеры дорогих и провальных IT-проектов с госфинансированием.
Психологи для битья Бесправие и бессистемность: смогут ли вашему ребенку помочь до того, как он устроит резню в школе?
Как сдать ЕГЭ и не сойти с ума Дети в аду, родители в мыле: подготовка к единому госэкзамену вышла на финишную прямую. Coda выяснила, как и зачем среднее образование реформировали таким образом, что в старших классах дети не учатся, а только готовятся к ЕГЭ.